Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Categories:

Как спасали мустангов


Никто точно не знает, откуда в Америке взялись мустанги. Вернее, есть несколько версий, объясняющих их появление, но до сих пор неизвестно, которая все же истинна (а может быть, все было и вовсе по-другому).

Согласно одной из версий, в 1532 – 1536 гг., во время завоевания Перу испанцами, которыми командовал Франциско Писарро, индейцы уже не испытывали ужаса перед лошадьми. В Северной Америке индейцы, пользуясь лассо, научились стаскивать всадников с лошадей. «Осиротевшие» лошади убегали в прерии, привыкали к вольной жизни, дичали.

 

Есть и другая версия. В 1539 г. большой отряд испанцев высадился на берегу Флориды и двинулся вдоль Миссисипи в глубь страны. Однако, встретив мощное сопротивление индейцев, испанцы вынуждены были бежать на Кубу. Семьдесят уцелевших лошадей они бросили на берегу. Некоторые считают, что именно эти лошади дали начало многочисленным стадам мустангов.

Наконец, еще одна версия. Около 1535 г. в Южной Америке испанцы основали поселение, на месте которого впоследствии вырос Буэнос-Айрес. Но тогда завоеватели не выдержали натиска индейцев, и им пришлось покинуть форт. Часть лошадей вынуждены были бросить. А когда через 45 лет испанцы вернулись вновь, они обнаружили огромные табуны диких (одичавших, конечно) лошадей.

Настоящий мустанг, кстати – довольно невзрачная и низкорослая лошадка, а не красавец конь, которого показывают в вестернах.

Одичавшие лошади в Северной Америке называются мустангами, в Южной – цимарронами. Но суть не в названии. А в том, что и тех и других начали нещадно уничтожать. Цимарронов, очевидно, сейчас уже полностью уничтожили, хотя еще в 19 веке их было много в Венесуэле, Аргентине, Колумбии.

В Северной Америке мустанги пока есть. Вот именно – пока. Они хорошо послужили индейцам, которые научились их приручать и даже вывели небольших, но очень крепких и выносливых лошадок, получивших название «индейские пони». Мустанги хорошо послужили и ковбоям, которые тоже вывели благодаря мустангам быстроходную лошадь – спринтера, способного промчаться четверть мили со скоростью 70 км в час. Эту породу так и прозвали: «четвертьмильная лошадь». Но пришло время, и скотоводы начали постепенно вытеснять мустангов с их пастбищ. Когда лошади не уходили добровольно, их уничтожали. Потом люди решили, что вообще было бы полезно уничтожать всех диких лошадей. И тогда на них начали устраивать облавы. Мустангов загоняли в резервации, окруженные колючей проволокой, и расстреливали из пулеметов. В других местах подгоняли стада к обрывистому берегу и топили в реке, в третьих загоняли в горы и сбрасывали со скал в глубокие пропасти. Но настоящее избиение началось после второй мировой войны. Для борьбы с дикими лошадьми применялись не только новейшее оружие и техника – разрабатывались специальные планы уничтожения этих животных в глобальных масштабах.

Теснимые охотниками, уходили поредевшие косяки мустангов все дальше и дальше в гористые районы Запада. День и ночь преследуемые, они становились все более чуткими и осторожными, живя постоянно в опасности, учились прятаться и путать свои следы. Но ни крутые горы, ни осторожность, ни хитрость уже не могли спасти лошадей: не имея возможностей преследовать животных в горах на машинах (а этот «спорт» был широко развит в США), люди бросили против них авиацию.

Самолеты и вертолеты разыскивали с воздуха прячущихся в горах мустангов и, включив специально приспособленные сирены, на бреющем полете начинали преследовать лошадей. Обезумевшие от ужаса животные мчались по крутым склонам, срывались в пропасти, слабые падали замертво, но основной косяк, преследуемый страшным ревом, продолжал двигаться туда, куда умело направляли его летчики.

В конце концов, мустанги оказывались на каком-нибудь заранее намеченном охотниками плато, где ожидали своей очереди другие охотники, прибывшие на грузовых фургонах.

Нет, тут мустангов не убивали – им была уготована другая, более мучительная смерть.

Обессиленных животных загоняли в фургоны, точнее, набивали ими фургоны до отказа, и отправляли на скотобойни.

У истребителей мустангов были свои резоны: во-первых, дикие лошади, как считали скотоводы, вытаптывают пастбища и поедают траву, предназначаемую для скота (хотя в горах, куда загнали мустангов, скот не пасли), а во-вторых, из мяса и костей мустангов предприимчивые дельцы научились делать удобрения! Поэтому в фургоны набивали столько лошадей, что они там даже пошевелиться не могли. Но это, конечно, никого не беспокоило: не об удобствах же увозимых на смерть животных думать! И не беда, если по дороге погибнут некоторые из них…

Однако эта беспечность и подвела современных «ковбоев».

Однажды некая миссис Вилья Джонсон ехала в автомобиле по дороге вслед за грузовым фургоном. Ее внимание привлекла кровь, которая лилась из закрытой машины. Отважная дама потребовала остановить фургон и, несмотря на недовольство сопровождающих его, заставила открыть дверцу. Она увидела десятки прижатых друг к другу, измученных животных, а на полу – затоптанного крошечного жеребенка.

С этого дня Вилья Джонсон начала борьбу за спасение мустангов, которая длилась больше двадцати лет.

Властям было безразлично, что мустангов уничтожали самыми варварскими и мучительными способами: устраивали облавы весной, когда животные еще слабы после зимовки и не могут спастись бегством от своих преследователей, когда они, загнанные, быстро теряли силы. В результате охотники часто выгоняли на плато или в долину слишком много мустангов – фургоны не в состоянии были увезти всех. В таких случаях охотники ловили мустангов, стягивали им ноздри проволокой и отпускали. Но животные не могли уйти далеко: особенность дыхания лошадей состоит в том, что дышат они только через ноздри. Когда мустангам стягивали ноздри проволокой, то из-за недостатка воздуха они быстро слабели, и охотникам, возвращающимся за следующей партией, разыскивать, а тем более преследовать полузадохнувшихся животных уже не приходилось.

Конечно, лошадей не кормили и в пути, и на мясоперерабатывающих комбинатах: предприимчивые американцы быстро сообразили, что гораздо выгоднее хранить мясо не в холодильниках, а в «живом виде» - держать мустангов в загонах и забивать по мере надобности. А надобность могла возникнуть и через неделю, и через десять дней. И все это время животные голодали. Ну что за беда, если и падут некоторые? Ведь удобрение можно делать и из павших.

Чтоб узнать все это, Вилье Джонсон не потребовалось много времени и сил: охотники и их хозяева и не скрывали своих методов. Не испугались они и тогда, когда все это стало известно американской общественности. И оказались правы: власти по-прежнему оставались равнодушными к судьбе мустангов.

Правда, в 1959 г. был издан закон, запрещающий охоту на мустангов с автомобилей. Но о вертолетах и самолетах ничего не было сказано. А ведь именно они-то и были основным оружием охотников на диких лошадей – в грузовых фургонах мустангов только перевозили. Истребление продолжалось.

И тогда в защиту лошадей подали свой голос… дети. Наверное, и они смотрели фильмы о ковбоях и читали комиксы, наверное, и они были вооружены автоматическими игрушечными пистолетами, которые мало чем отличались по виду от настоящих. И может быть, любимыми героями многих из этих мальчишек были лихие гангстеры или сыщики. Но любовь к животным – видимо, какое-то еще не познанное учеными чувство – восторжествовало над всем.

В США это движение называли «бунтом детей», хотя скорее можно было бы назвать его «голосом разума».

Дети Америки встали на защиту мустангов. Они не издавали законов, они не могли запретить охотникам использовать самолеты и вертолеты, автофургоны и автоматическое оружие. У них было другое средство: они засыпали сенаторов письмами и рисунками, они организовывали в городах демонстрации, они рисовали плакаты и оклеивали ими автомашины. «Спасите мустангов!» - требовали дети. «Спасите диких лошадей!» - кричали плакаты во многих городах страны. И взрослые не выдержали. Сенаторы вынуждены были разработать законопроект, запрещающий уничтожение мустангов, предусматривающий размещение диких лошадей в резервациях. От имени тысяч мальчишек и девчонок (впервые в истории США!) перед комиссией американского конгресса выступил одиннадцатилетний инициатор движения в защиту мустангов Грегори Гьюд. Он потребовал утверждения закона. И закон был принят.

Сейчас в США мустанги охраняются даже на частных землях. Нарушителю закона грозит большой штраф и тюремное заключение. И все-таки браконьеры орудуют, и мустангов становится все меньше и меньше. И может так случиться, что и эта лошадь исчезнет навсегда в Америке, как исчезли некогда ее далекие предки.

(с) Ю. Дмитриев. «Возвращение эогиппуса» и появление божества
Tags: дети, животные, лошади, люди
Subscribe

  • Еще рабочее

    Все мы люди, а людям свойственно ошибаться. И при дрессировке собак ошибки тоже случаются. Так что ошибаться не страшно и не стыдно! Но важно…

  • Еще рабочее

    Иногда владельцы жалуются, что собака потеряла интерес к игрушкам, которые раньше считала ценными. Что делать, чтобы этого не происходило? Игрушки…

  • Истории Аякса и Тори

    Вредная собака Когда я спрашиваю: «Кто у нас вредная собака?» - Яшич с широченной ухмылкой подбегает и начинает описывать вокруг меня круги. Я до…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments