Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Categories:

Что такое кликер-тренинг?

By Alexandra Kurland

Ярлыки

Термин «кликер-тренинг» ввела в обращение Карен Прайор. В простейшей форме это оперантное обусловливание, в котором сигнал-маркер связан с положительным подкреплением. Другими словами, если вам нравится то, что делает ваше животное, вы кликаете и награждаете его.

За годы клиник люди говорили мне: вам нужно назвать вашу работу как-то иначе, чем кликер-тренинг. То, что вы делаете – гораздо больше, чем кликер-тренинг.

Я всегда спрашивала в ответ: а как бы вы это назвали?

Мне предлагали множество вариантов, но до сих пор ни один не прижился. Так много слов, описывающих мою работу, использовали, преувеличивая и почти оскорбляя. Или эти слова были нацелены на слишком узкую область обучения лошадей.

Гармония, баланс, партнерство использовались так часто в применении к таким разным подходам к обучению, что уже потеряли какое бы то ни было значение. Вы можете взять две абсолютно противоположные системы тренинга и назвать обе партнерством. В конце вы получаете очень разных по поведению лошадей, и каждая группа будет настаивать, что у них «истинное партнерство», а у других – нет. *Вздыхаю* Ярлыки только мешают ориентироваться.

Когда я впервые пришла в кликер-тренинг в 1993 г., с ним еще не было связано никаких ассоциаций. Это был просто ярлык, способ назвать определенный подход к обучению. Я не видела других лошадей, обученных с помощью кликера, потому что в округе их просто не было. Я еще не экспериментировала с этим, так что у меня не было предрассудка к названию – ни хорошего, ни плохого. Это был просто ярлык, удобный способ обозначить систему обучения, в которой сигнал-маркер совмещен с положительным подкреплением.

Для меня термин «кликер-тренинг» - это все еще удобный способ обозначить систему тренинга, в которой используется сигнал-маркер, но термин уже оброс множеством ассоциаций для меня и других. Если кто-то видел неудачное применение кликер-тренинга, одно упоминание названия может вызвать стойкое отвращение.

Я видела множество топорных, непродуманных сессий кликер-тренинга на протяжении многих лет, но это не отвращает меня от данного ярлыка. Это заставляет меня находить лучшие способы учить такой работе.

Что кликер-тренинг значит для меня

Я испытала столько радости как с моими лошадьми, так и в обучении этой работе других, что не хочу отходить от этого ярлыка. Вместо этого я хочу лучше прояснить, чем может стать кликер-тренинг. Я не знаю, что кликер-тренинг значит для других, но для меня, когда я думаю о лошадях, обученных с помощью кликера, это счастливые, воспитанные, отлично сбалансированные лошади, с которыми приятно находиться рядом. Мои лошади, обученные с помощью кликера, заставляют меня улыбаться. Надеюсь, то, как я обращаюсь с ними, обеспечивает моим лошадям их, лошадиный эквивалент этого счастья. Вот чем я хочу поделиться с другими.

В 1993 году, когда я начинала экспериментировать с кликер-тренингом, я не ехала в конюшню с мыслью «Я должна написать об этом книгу». Я просто хотела найти способ обеспечить моей лошади, Перегрину, развлечения, пока он находился на «больничном» в деннике.

Вокруг не было других лошадей, обученных с помощью кликера, которые могли стать ролевыми моделями, или людей, которые могли показать, как надо делать. Это означало, что мне пришлось изобретать собственную версию кликер-тренинга.

Определение кликер-тренинга

Если бы меня попросили дать определение кликер-тренингу, я бы начала с определения Карен Прайор: кликер-тренинг – это применение оперантного обусловливания, в котором сигнал-маркер связан с положительным подкреплением.

Это дает нам практическое определение, но кликер-тренинг – нечто гораздо большее. Я вижу его как огромный зонт, под которым может приютиться множество разных подходов к обучению лошади. Например, некоторое время я училась у Линды Теллингтон-Джонс, основателя TTEAM, так что поместила бы ее тренинги под этот зонт. Я также поставила бы туда работу, которой научилась от Джона Лайонса, хотя Лайонс – не кликер-тренер. Эти два метода представляют собой фундаментально разные философии обучения лошадей, но я смогла взять хорошее из обеих и адаптировать то, чему научилась, к моему кликер-зонту.

Когда я думаю о кликер-тренинге, я вижу полный и очень структурированный подход к обучению, результат которого – хорошо воспитанные, счастливые лошади. Я думаю о прекрасно сбалансированных лошадях, которые и получают удовольствие, и доставляют его.

Вот что я думаю. Но если вы видели кликер-тренинг только как способ обучить простым трюкам, вы можете видеть удовольствие – но не баланс. Или, может, вы видели кого-то, нащупывающего край кликер-тренинга. В вашей картине кликер-тренинга может быть фрустрированная лошадь, проявляющая агрессию к владельцу.

Создание трамплинов

Чем больше людей встречается с кликер-тренингом, тем более разные картинки того, что это такое, будут возникать. Кликер-тренинг будет развиваться и переходить во что-то еще. Это природа любой творческой работы. Она никогда не бывает неизменной. Кликер-тренинг, который казался таким революционным, таким прогрессивным, когда я впервые столкнулась с ним, станет мейнстримом. Это будет трамплин к следующей прогрессивной идее.

Мы еще не знаем ни какой будет эта идея, ни когда она появится. Такова природа процесса творчества. Люди помешаны на креативе. Это часть игры. Вы исследуете две разные идеи и внезапно видите, как можно совместить их и создать полностью оригинальную комбинацию. Обе идеи сами по себе были великолепны. В сочетании они переводят на новый уровень.

Давайте заглянем под зонт кликер-тренинга и посмотрим, что действительно находится там. Давайте также зададим вопрос: вы кликер-тренер или некто, просто использующий кликер? И что побуждает искать ответ на этот вопрос?

Вы кликер-тренер?

Скажу прямо: я – кликер-тренер. Но в 1993 году, когда я впервые выехала в конюшню с лакомствами и кликером в кармане, я была просто кем-то, кому интересно узнать о кликер-тренинге. Я начала, как делаем мы все, с простого использования кликера. Со временем я стала кликер-тренером. Что это были за точки, превратившие меня в кликер-тренера, и что это значит?

Есть огромное количество людей, прошедших через кликер-тренинг, бросивших мимолетный взгляд и ни разу не пробовавших. Для этого множество причин. Возможно, этих людей научили никогда не использовать лакомства в тренинге; идее, что лошадь должна работать на вас из уважения и потому что вы показали ей, кто здесь главный; что только хищники работают за награду, а лошадь – травоядное, и неестественно угощать ее.

Вы можете обнаружить, что кипятитесь, хотите сказать: но… но… но… это же все ерунда! Выдохните. Если кто-то всерьез верит в это, никакие доказательства противного не изменят его мнения. Вы просто можете вступить в не слишком продуктивный спор.

Если кто-то бросит мимолетный взгляд и пойдет другой дорогой, не сожалейте. Кликер-тренинг не должен быть уделом каждого. Некоторым нужно столкнуться с кликер-тренингом несколько раз, прежде чем это привлечет их настолько, чтобы попробовать. Возможно, это будет первая лошадь, обученная с помощью кликера, которую они увидят на начальном этапе, и все будет выглядеть как неразбериха и сумятица. Но если они приглядятся получше, то будут готовы попробовать.

Что гораздо важнее, чем попытки убедить кого-то – это держать дверь открытой для тех, кто заинтересуется.

Так что в конце концов начинает склонять чашу весов? Что приводит людей в кликер-тренинг?

Почему кликер-тренинг? Научные основания

Для некоторых первой «заманухой» является то, что кликер-тренинг имеет научную основу. Он начал развиваться из работ Б.Ф. Скиннера. Сейчас для некоторых это прозвучит отталкивающе. Они изучали психологию. Они приравнивают Скиннера к холодному и бесчувственному подходу в науке о поведении. Не хочу вовлекаться в дискуссию. То, что тренера животных получили от его работ, можно назвать азбукой обучения.

Это переводится следующим образом:

Предпосылки – это события и условия, непосредственно предшествующие поведению. Возникает поведение, и за ним идут последствия. И эти последствия определяют большую или меньшую вероятность повторения поведения.

Есть тенденция рассматривать предпосылки как причины. Мы говорим «Сидеть», и собака садится. На поверхности кажется, что сигнал стал причиной поведения. Но почему собака отвечает на сигнал? Зачем она садится? Это потому, что она выучила, что когда слышит это слово, то если опустит заднюю часть на землю, случится хорошее? Вы даете ей лакомства и желанное внимание. Это делает «Сидеть» истинным сигналом.

Или это происходит потому, что она выучила, что если не сядет, когда сказано, будет коррекция? Вы дергаете ее за поводок или надавливаете на круп, чтобы усадить. В следующий раз она садится, чтобы избежать негативных последствий. Это превращает «Сидеть» в команду (не сигнал).

Помните разницу? Команда заставляет делать что-то, или возникает угроза. Сигнал обозначает возможности для подкрепления. Подкрепления и наказания – последствия, которые определяют большую или меньшую вероятность повторения поведения.

Сигналы, которые мы используем, можно воспринимать как релизеры. Скажите лошади «Рысь», и это просигнализирует ей, что изменения аллюра на рысь – ближайший путь к подкреплению.

Сигнал запускает поведение. То, что происходит потом, побуждает животных чаще или реже повторять поведение в будущем.

Люди часто определяют кликер-тренанг как оперантное обусловливание, думая, что так они дифференцируют кликер-тренинг от других форм тренинга. Оператное обучение включает использование как наказания, так и подкрепления. Кликер-тренеры проделывают большую работу, чтобы избежать использования наказания, как и множество других хороших тренеров. Что делает кликер-тренинг отдельным – это использование сигнала-маркера в паре с положительным подкреплением.

Трое слепых и слон

Когда люди говорят о работе Скиннера, я всегда вспоминаю притчу о трех слепых и слоне.

Трое слепых подошли к слону. Первый ощупал хвост слона. «Слон как веревка,» - заявил он. Второй слепой дотронулся до ноги слона. «Вы абсолютно неправы. Слон похож на дерево». Третий слепой взял в руки хобот слона. «Что за чушь городите вы оба? Очевидно, что слон в точности напоминает змею! Любой дурак это подтвердит».

В оригинале притчи трое слепых начали драться, потому что ни один из них не мог представить, что другие могут быть правы, что со своей точки зрения они могли прийти к разным выводам.

То, что люди выносят из работ Скиннера, очень сильно это напоминает. Поговорите с кем-нибудь, и услышите, что вклад Скиннера в науку сравним с вкладом Дарвина. Другие скажут, что он на десятилетия заморозил прогресс в этой области знаний. Для тренеров животных работы Скиннера обеспечили прорыв, давший возможность стать более понятными для животных и понимать их лучше. Они дали нам сигналы-маркеры, а с ними – концепцию формирования поведения.

Использование сигналов-маркеров появилось неожиданно. Когда крыса нажимала клавишу, автоматическая кормушка издавала щелчок и выдавала пищу. То есть клик в оригинале был просто частью устройства, так что вы можете сказать, что все изобретения кликер-тренинга появились благодаря счастливой случайности.

Современное обучение животных

Нормально, увидев что-то новое, первым делом попытаться примерить это новое к чему-то уже знакомому. Так что вполне понятно, что люди придут к самым разным выводам о том, что говорил Скиннер. Все, кто сталкивался с его работами, воспринимали их со своей точки зрения и в сочетании с существующими предубеждениями. То, что вы выносите из этих работ, зависит от того, с чем вы пришли.

Что берут тренеры животных – это силу сигнала-маркера и понимание, что последствия управляют поведением.

То, с чем мы имеем дело – современный, основанный на науке подход к тренингу. Мы не просто полагаемся на единичные истории частных решений в тренинге. Мы можем проверить наш выбор. Мы можем вернуться к исследованиям, проведенным бихевиористами. Мы можем сказать, какие данные лежат основе убеждения, что у наказания есть много негативных побочных эффектов.

Есть старая шутка: какая единственная вещь, с которой могут согласиться три тренера? Что четвертый тренер не прав. Каждый думает, что его методы лучшие. С кликер-тренингом мы можем изучить нашу позицию относительно тренинга. Мы можем провести исследования и получить данные, помогающие понять, почему наши животные отвечают тем или иным поведением.

Мы можем посмотреть на разные схемы поощрения, на вариативное подкрепление, на эффект наказания и т.д. Мы не следуем некой системе тренинга потому, что кто-то сказал, что она натуральна, или традиционна, или так делали всегда. Выбор «лучшей практики» кликер-тренеров связан с исследованиями поведения, и это то, что действительно работает лучше всего.

Отношения

Наука – это то, что привело меня в кликер-тренинг, но для многих людей это не принципиально. Да, утешает, что другие думают о схеме подкрепления и т.д., чтобы разрабатывать действительно лучшие способы, но привлекает их то, что получается в результате этой работы – то, что называется великолепными отношениями. Это истинная радость и магия кликер-тренинга.

Наслаждайтесь!

Tags: Александра Курланд
Subscribe

Posts from This Journal “Александра Курланд” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments