Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Categories:

Взаимодействие с животными и природой: польза для развития детей

Автор: Gail F. Melson, Ph.D, профессор университета Purdue, детский и семейный психолог. Опубликовано в издании «Люди, животные, окружающая среда», осень 1990, с. 15-17.

Взаимодействие с животными и природой может быть важным условием, при котором более заботливые дети могут превратиться в более заботливых взрослых. В первую очередь, я кратко подчеркну важность изучения этого аспекта развития и изложу некоторые причины, почему представители психологи ранее пренебрегали этой темой. Используя данные родственных исследований в этой области, я начерчу программу исследования и методы изучения того, природа и животные могут влиять на воспитание и развитие детей. Наконец, я предложу некоторые другие области, для которых важно взаимодействие с животными.

Формирование умения заботиться о других

Под воспитанием мы подразумеваем "удовлетворение потребностей другого человека для его развития, заботу, руководство и защиту."

Мы часто думаем, что забота – синоним воспитания, но замечу, что разница между ними довольно существенная, так как отношение к потребностям других может включать множество проявлений заботы. Более того, забота может быть назойливой, контролирующей и не соответствующей нуждам того, о ком заботятся.

Во-вторых, умение заботиться о других можно развивать. Мы верим, что заботливость развивается; как и другие формы поведения, она может стать более искусной, дифференцированной и соответствующей обстоятельствам.

Важность заботливости становится очевидной, когда мы думаем об изменениях, которые принесло последнее столетие. Увеличение продолжительности жизни и прорыв в медицине означают, что увеличивается количество населения, которому необходима забота; семьи, где оба супруга работают или семьи с одним родителем стали нормой, а это значит, что большему количеству детей нужна забота не со стороны родителей; интеграция людей с особыми потребностями в сферу образования и трудоустройства означает, что мы должны проявлять больше чуткости к индивидуальным потребностям в школе и на рабочем месте; а консервативный бунт против создания государственных служб и налогов, которые нужно выплачивать на их содержание, означает большее доверие к волонтерским службам. Все эти направления происходят в то же время, когда женщины в меньшей степени играют традиционную роль в оказании помощи. Так как необходимость в заботливости возрастает, важно понимать, как это качество изменяется в течение детства и как мы можем повлиять на его развитие.

О детях традиционно думают как об объектах заботы со стороны родителей и других людей, а не как о заботящихся. В нашей культуре акцент делается на индивидуальном эго или себе самом как объекте развития, что отражено в психологических теориях развития Фрейда и Эриксона или в теории человеческих потребностей, таких как теория Маслоу, в которой самоактуализация – высшая человеческая потребность. Исторически Североамериканская культура считает индивидуальность высшей ценностью, начиная со свобод личности и частной жизни, уходящих корнями в те времена, когда люди рисковали собой, приезжая в эту страну из других стран и на Запад из Восточных поселений.

В результате ценности воспитания детей в нашем обществе фокусируются на необходимости формирования независимости, инициативы и ассертивности. Необходимость заботиться о других и учиться поддерживать психологическое благополучие других не очень хорошо осознается родителями и педагогами. Однако новые исследования развития привязанностей и их долгосрочного эффекта оспаривают взгляд, что родительские чувства просыпаются лишь с рождением ребенка. Это исследование показывает, что более ранние взаимоотношения создают "внутреннюю рабочую модель" ментального представления о родительстве, которая проносится сквозь время и расстояния, чтобы сформировать основы других взаимоотношений. Эта мысль сейчас активно используется для объяснения того, что склонность к насилию передается из поколения в поколение. Эта линия исследований оспаривает наш взгляд на детей как на некий «накопитель», в котором «хранится» опыт заботы, который проявится позже.

Другие линии исследования в рамках психологии и педагогики говорят о том, что заботливость развивается в детстве. Исследователи в области младенчества обнаружили главное в формировании личности в этот период – создание безопасной привязанности к взрослым. Очевидно, что социальные связи детей – это важная поддержка во время стресса, как и социальные связи для взрослых.

Таким образом, множество исследований дают новое понимание: заботливость развивается в течение всего периода детства, и это развитие важно и для оптимального развития ребенка, и для дальнейшей взрослой жизни. Сейчас, когда мы доказали важность заботливости как базового компонента развития, можно кратко описать, почему связи с животными и природой – хорошая почва для изучения развития этого качества.

Во-первых, животные часто живут в семьях с детьми. Демографические исследования показывают, что животные чаще живут в семьях, где есть дети, чем у бездетных людей, и родители заводят животных, рассчитывая на то, что они будут полезны в воспитании подрастающего поколения. Беседы с родителями и детьми показывают, что, если в семье есть животные, они, как правило, имеют большое эмоциональное значение, зачастую становясь важными членами семьи.

Во-вторых, домашние животные, так же как и растения, зависят от человеческой заботы. Они очень ясно “говорят” о своих потребностях и предоставляют немедленную обратную связь, если эти потребности не удовлетворяются. Более того, домашние животные и растения предоставляют немедленное и сильное положительное подкрепление, когда их потребности удовлетворены. И уже доказано, что забота о других и удовлетворение их потребностей положительно влияет на тех, кто оказывает заботу. Короче говоря, забота о других полезна для вашего здоровья. Детям, так же как и взрослым, переживание положительных эмоций от заботы о других дает чувство собственной значимости, умелости, которые являются мощным подкреплением.

В-третьих, очевидно, что забота о животных и растениях может быть, в частности, полезна для мальчиков. Из-за того, что забота о младших детях ассоциируется в сознании детей с "женской работой" или "тем, что делают мамы", уже с 3 лет, а тем более с 4 – 5 лет мальчики меньше интересуются младенцами и заботой о них и даже избегают быть «няньками». Однако мы обнаружили, что подобной ассоциации не возникает в сознании детей, когда речь идет об уходе за растениями и животными, разницы между мальчиками и девочками здесь нет. Благодаря тому, что забота о животных "гендерно нейтральна," это может быть полезно в воспитании у мальчиков умения заботиться о других и выступать в роли воспитателя.

Направления в исследовании заботливости

Сейчас, когда мы, в общем, рассмотрели, почему животные и природа могут играть положительную роль в воспитании, можно более систематизировано взглянуть на существующие исследования. Для этого полезно различать три основных направления в исследовании заботливости.

Во-первых, мы можем изучить эмоции, которые могут варьировать от интереса к чему-либо помимо себя до желания удовлетворять потребности этого другого, и дистресса, когда эти потребности не удовлетворяются. Здесь мы изучаем привязанность детей, их чувства и эмоции по отношению к животным.

Во-вторых, мы можем изучить поведение, то, какие умения и навыки дети приобретают, ухаживая за другими, и как они приобретают их. Здесь мы исследуем поведенческий репертуар детей по отношению к домашним животным, и затем то, как они применяют этот репертуар в ситуациях удовлетворения потребностей развития. Это касается отзывчивости ребенка, его или ее способности действовать в соответствии с ситуацией и нуждами другого существа. По отношению к животным, растениям (и маленьким детям), чуткость включает в себя способность "читать" невербальные сигналы, определить потребности и затем выбирать поведение, которое, вероятно, отвечает этим потребностям.

Третье направление – когнитивное: мысли и знания, которые есть у детей об объекте воспитания, его потребностях и их удовлетворении. Это направление касается знаний детей о животных и природе и их мыслей о том, как их воспитывать.

Что мы знаем об этих трех направлениях воспитания?

Во-первых, что касается эмоций, мы выявили в ходе исследования детей, живущих в различных условиях и принадлежавших различным слоям населения, что все дети выражают сильную привязанность к своим домашним животным. Это эмоциональное отношение относительно высоко в дошкольный период и умеренно возрастает по мере взросления детей. (Мы изучали детей в возрасте до 12 лет.) Несмотря на высокий уровень привязанности в целом, существуют значительные индивидуальные различия, так что можно сказать, что некоторые дети очень привязаны к своим животным, в то время как другие демонстрируют средний уровень привязанности. (Почти не было безразличных детей.) Первые проводят больше времени со своими любимцами, заботятся о них и ухаживают, начиная от игр с животным и заканчивая полным уходом. Мы полагаем, что сила привязанности связана с эмпатией и приятным ощущением компетентности, так же как и с меньшими поведенческими проблемами в школе у детей, переживающих жизненные изменения, такие как, например, переход из детского сада в школу. Для других детей, во втором и пятом классе, например, очень сильная привязанность к животным не связана с эмпатией и иногда не ассоциируется с чувством компетентности. Другими словами, мы предполагаем, что эмоции по отношению к животным могут способствовать благополучию ребенка во время важных изменений в жизни. В другое время, когда дети, как предполагается, ориентированы больше не на дом, а на сверстников, очень сильная привязанность к животному может быть симптомом трудностей в этой сфере.

Что касается поведения, стало очевидно, что дети, у которых в доме есть животные, вовлечены в широкий спектр видов деятельности по регулярному уходу, таких как кормление, выгул, расчесывание, игры, уборка клеток и т.д. Эта деятельность включает осознание потребностей животного и развитие умений эффективно удовлетворять эти потребности. Нет гендерных отличий в вовлечении в уход за животным, но эти отличия есть по отношению к младшим братьям или сестрам или по отношению к маленьким детям вне семьи. Девочки проводят больше времени, заботясь о младших детях, чем мальчики, и это разрыв увеличивается в подростковом возрасте. Т.о., полностью подтвердилась гипотеза, что животные – действительно гендерно нейтральный способ научиться заботливости.

Мы также предполагаем, что животные могут быть компенсаторым способом развития заботливости, когда все остальные не подходят. При сравнении детей, у которых были и младшие сиблинги, и животные, с детьми, у которых были животные, но не было младших сиблингов, выяснилось, что последние проводили больше времени, играя и заботясь о животных, чем первые.

Что касается когнитивной стороны, несколько исследователей предположили, что дети с животными или без них накапливают знания о потребностях животных и о том, как удовлетворять эти потребности. Дети, у которых были дома животные, однако, знают больше о том, как взрослые животные заботятся о своих детенышах. А дети с более сильной эмоциональной связью с питомцами имели больше представлений о том, каковы их животные и как можно ухаживать за ними. В беседах мы были поражены широтой детских познаний о питомцах и уходе за ними. Эти дети действительно сформировали "внутреннюю рабочую модель" этих взаимоотношений и своей роли в них. Неизвестно, переносятся ли эти представления на другие отношения, и существует настоятельная потребность исследовать это.

В общем, стало очевидно, что общение с животными связано со всеми тремя направлениями развития заботливости. На другие аспекты развития также могут влиять взаимоотношения с домашними животными. Воспитывая другое существо, чьи потребности мы удовлетворяем и которое зависит от нас, мы также переживаем ситуации, связанные с силой и с бессилием. Для детей, которые обычно зависимы и бессильны, опыт руководящей роли и силы может предоставить переживание власти и эффективности. Что осознается в меньшей степени, так это факт, что опыт общения с животными и природой также предоставляет возможность заново определиться в вопросах силы и власти в рамках контекста воспитания и заботы. Мы также можем использовать опыт общения детей с животными, чтобы перейти от утилитарных представлений о власти к определению власти во взаимоотношениях.

Во-вторых, опыт ухода за животными и удовлетворения их нужд оказывает безусловное положительное влияние на детей. Невербальная коммуникация не только может сформировать способность ребенка понимать невербальные сигналы (мы знаем, что отвергаемым детям этого недостает), но также может обеспечить необходимую тактильную стимуляцию и "тактильный комфорт." Антропологи, такие как Edward Hall, назвали нашу культуру термином "неконтактной" культуры; наши дети, в частности маленькие дети, могут получать тактильную поддержку на очень низком уровне.

В-третьих, взаимодействие с животными и природой может иметь эволюционную основу, являясь откликом на идею Конрада Лоренца о том, что "ребяческие" очертания детенышей всех видов инстинктивно пробуждают в людях желание заботиться. Это могут быть физиологические – гормональные и неврологические – изменения, связанные с сенсорной обратной связью, которую мы получаем из окружающей среды. Мы сейчас знаем, что вспышка света и темнота имеют сильные психологические последствия, обусловленные их сенсорным влиянием. Возможно, самое время начинать исследования недостатка общения с животными и природой как форм сенсорной депривации.

Многие вопросы остаются без ответа.

Во-первых, влияет ли взаимодействие с природой и животными одинаково на всех детей? Похоже, существуют возрастные и половые различия во взаимодействии с животными. Должны ли исследования использовать базовые потребности или модель дефицита? Другими словами, является ли взаимодействие с природой и животными чем-то, что всем детям нужно в большей степени, чем они получают? Или такие взаимодействия работают как коррекционные, чтобы обеспечить детям оптимальное развитие?

Во-вторых, осуществляется ли взаимодействие с животными и природой по-разному во время различных возрастных периодов или в период жизненных изменений? Являются ли животные в основном "переходными объектами", как в терминологии Винникотта? Обеспечивают ли они поддержку во время различных изменений, становятся ли опорой, которая может влиять на другие аспекты функционирования?

В-третьих, как взаимодействие с животными и природой связано с другими семейными и контекстуальными переменными? Ребенок не развивается в изоляции, в частности, от семьи, соседей и культуры. Животные могут дать детям уроки жестокости и эксплуатации, если ребенок наблюдает подобное обращение. Детей могут знакомить с природой как с силой, которую нужно укрощать и разрушать, а не ценить. Исследования осведомленности в области окружающей среды среди детей показывают, что взаимодействие и забота – это только один из возможных способов, которыми дети могут знакомиться с миром природы. У некоторых детей развивается более утилитарное, эксплуатационное отношение к окружающей среде. Важно раскрыть подоплеку этой точки зрения.

Важность семьи, соседей и общины означает, что мы должны быть осмотрительны в приписывании положительного влияния благотворному эффекту только животных и природы. Положительное семейное окружение может усиливать то положительное влияние, которое оказывает на детей общение с животными, или сводить его на нет.

Также возможно, что взаимодействие с животными может "защищать" ребенка от стресса в семье, но какой вид взаимодействия и в каком количестве необходим, чтобы быть эффективным, если это действительно возможно, неизвестно.

Это всего лишь несколько примеров из множества существующих исследований, которые еще нужно провести. Также необходима большая методологическая согласованность для того, чтобы установить то, что действительно, как многие видят, "работает." Не хватает проспективных, лонгитюдных и экспериментальных исследований (с соответствующими контрольными группами), изучений эффективных случаев, а не только корреляции и связи. Чтобы сказать, что эмоциональная привязанность к животным связана с эмпатией, как мы выяснили, нельзя подразумевать, что животные заставляют детей быть более эмпатичными, так как уже эмпатичные дети могут быть изначально более привязаны к своим животным.

Польза животных – это социальный стереотип, как и любой общеизвестный вопрос. Это означает, что мы можем получить социально желательные ответы от детей и взрослых, когда мы спрашиваем их о животных. Враждебность, зависть, доминантность могут не выражаться, хотя и испытываться. Нужны более сензитивные способы изучения детей и животных.

Несмотря на необходимость более и более тщательных исследований, я думаю, мы готовы сделать два простых, но неоспоримых утверждения.

Во-первых, нам нужно развить способность к заботе в наших детях, если мы хотим жить в более заботливом обществе.

Во-вторых, положительное взаимодействие с животными и природой – это один из способов развития данного качества.



Tags: анималотерапия
Subscribe

Posts from This Journal “анималотерапия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments