Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Categories:

Перепост. Марк Рашид. Лошади никогда не лгут. Глава 5, часть 4

Оригинал взят у aime_85 в Марк Рашид. Лошади никогда не лгут. Глава 5, часть 4.
Спасибо за перевод Александр Потокин и группам https://vk.com/stradasaddles и https://vk.com/anatomy_horse

Несколько лет назад меня попросил друг помочь обучить его арабского мерина делать менки в воздухе. У этого мерина было выездковое прошлое, и раньше он спокойно делал менки. Однако прошло уже более года с момента покупки, а мой товарищ так и не смог заставить его сделать ни одной.

Когда они вышли, мне стало ясно, что друга что-то гложет. Ему не нравилось работать с этой лошадью. Мерин вызывал у него весьма грустные чувства.

-- Похоже, меня здорово надули, -- сказал мне приятель. -- Я пытаюсь сделать менку с момента покупки, но чертовски упертый. Ни одной мне так и не сделал.

-- Хорошо. Давай взглянем. Возможно, он просто не понимает, что ты от него требуешь.

-- Не понимает он, как же! Все он прекрасно понимает. Он просто не хочет ничего делать.

-- Давай уже начнем, а там поглядим, как пойдет.

Он сел в седло и сразу же начал рысить. Затем, почти без промедления он перешел в галоп и начал нарезать круги вокруг манежа. Сначала я подумал, что он просто разогревает лошадь. Но вскоре понял, что это не так. Он выходил на центральную линию ездой налево, потом внезапно переносил вес направо и дергал повод в том же направлении, в стремлении поменять ногу. Застигнутый врасплох и совершенно выведенный из равновесия конь вздергивал голову и немедленно вываливался из галопа в рысь. Это разозлило парня, который впился мерину в бока шпорами. Конь дёрнулся, сделал небольшую свечку, но все же поднялся с правой.

-- Ну вот! Видишь! -- Крикнул мне товарищ с той стороны манежа. -- Он просто не хочет менять ноги.

Да, такое мнение могло существовать. Но был и другой взгляд на ситуацию. Он был в том, что у лошади не было возможности сделать менку, когда ее так бесцеремонно сбивали с баланса. Еще одна вещь была мне совершенно очевидна, хотя я и наблюдал за ними всего ничего. Лошадь была не только хорошо тренирована. Выглядело, что она очень сильно желает «выслужиться». Конь хотел сделать переход даже после того, как всадник его практически свалил с ног.

Я попросил друга начать по-новой, но плавнее. Я считал, что лошадь сделает менку, если он будет нормально сидеть в седле и немного изменит команду. Это я ему попытался объяснить. На его лице было написано, что он не очень-то понимает, что я хочу и зачем. Я сказал, что им обоим надо пропустить через себя саму идею смены ног, вместо того, чтобы выпрыгнуть в середину манежа и надеяться на лучшее. Весьма для меня неожиданно товарищ согласился с идеей и вскоре он снова был в седле.

Первым делом требовалось достичь того, чтобы они были «на одной волне». Я попросил, чтобы они начали рысить на большом вольте, сначала в одном направлении, а затем, пересекая середину манежа, в другом. Должна была получаться большая восьмерка на рыси с центром в середине. Каждый раз, когда они пересекали центр и меняли направление, я просил друга переложить лошадь, но настолько мягко, как он только может. Так, как если бы он просил бы сделать менку, но на рыси. Вначале его переложения были большие и дерганые. Он прикладывал много внешней ноги и висел на поводе. Однако чем больше он работал, тем мягче становились его перекладывания. Через некоторое время он уже не висел на поводе, и его тяжелая работа ногой изменилась до небольшого переноса веса.

Когда стало ясно, что он готов двигаться переходить на галоп, я попросил его подняться, но двигаться только по часовой стрелке. Он мягко попросил лошадь подняться, и лошадь ответила совершенно спокойно, поднявшись с правой ноги и спокойно начав двигаться по вольту. Они сделали порядка четырех кругов, когда я попросил его следующий раз, когда они пересекут центр манежа, перевести в рысь, сделать мягкое переложение и поменять направление. Потом, когда они двигались налево, я попросил их подняться в галоп, что они сделали без усилий. Я попросил их выполнять это в разных направления еще несколько раз и каждый раз переходить в рысь при пересечении середины, перекладывая «как бы на менку» и затем поднимая с правильной ноги.

Через пятнадцать минут такой работы, начало происходить нечто совершенно необычное. Когда они, двигаясь по часовой стрелке, подходили к середине, конь начинал смещаться в направлении движения против часовой стрелки. Всадник поправил мерина и продолжил двигаться по часовой стрелке. Однако, в следующий раз, проходя через центр, мерин еще раз начал клониться по направлению к противоположному движению. В этот раз всадник натянул поводья и остановил коня.

-- Вот ведь блин! Видишь, как он вываливает плечо? Уносит меня с круга.

-- Хм. Может он не просто уносит тебя с круга, может это что-то еще?

-- В смысле?

-- Ну, -- предположил я, -- мы же готовим его к менке сейчас. Может, он пытается нам сказать, что он готов к ней?

-- То есть… Ты хочешь мне сказать… Что валить плечо это такой способ сказать, что он может сделать менку?

-- Не знаю. Но давай разрешим ему попробовать. Заодно и выясним.

Было видно, что всадник весьма сомневался в моих словах. Я, должен признаться, сам сомневался. Тем не менее, это было очень необычно, чтобы лошадь, которая спокойно двигалась в одном направлении на галопе, внезапно тянула в другое без каких-либо причин. Это просто не имело никакого смысла.

Как бы то ни было, человек начал все упражнение снова. Через несколько минут он поднялся в галоп и ехал ездой направо. Примерно через три круга, в момент, когда они проезжали центральную линию, мерин начал тянуть влево. В этот момент, человек легко сделал постановление влево и просто от этого мерин сменил ногу, и сделал это без отставания. Они проехали еще один круг и в момент, когда они пересекали цента, человек слегка потянул повод направо и его лошадь поменяла ногу направо.

И вот что интересно в этой истории. Лошадь не только пыталась сделать то, о чем ее просят, но и пыталась показать нам, что знает, чего мы хотим. И более того, он даже пытался сказать нам, КОГДА он готов сделать это! Если бы мы смотрели на то, что он хочет двигаться против поворота и просто сказали бы "валит плечо", мы бы пропустили все его усилия объяснить это нам.

Много людей научены искать плохое в том, что делают лошади. Им иногда очень сложно искать хорошее. В этом кроется проблема. Ведь даже если наша лошадь пытается делать все возможное, чтобы угодить всаднику, мы, может, никогда этого и не увидим. Мы не замечаем небольших вещей, из которых потом строятся большие свершения. Мы часто сразу ищем больших свершений, таких как идеальная менка или скользящая остановка и при этом пропускаем основное. Пропускаем попытку лошади сказать, что она понимает наши запросы.

Лошади очень чувствительные животные. Даже небольшое встряхивание уха, расслабление челюсти или подергивание мускула -- все это что-то, да значит для них. Очень часто только эти незначительные сигналы указывают на самое сердце больших свершений, которые мы ждем. Но, когда мы их проглядели, уже никогда не сможем сказать, были ли они или нет. Как следствие этого, мы становимся расстроенными от того, что лошадь нас не понимает, а лошадь расстраивается, что мы ее не понимаем. А это очень разрушает доверие.

Мне кажется, что если мы будем искать, находить и затем награждать эти маленькие попытки, мы откроем совершенно новую дверь к коммуникации. А это, в итоге, поможет нашим лошадям найти в нас надежных лидеров, которым можно доверять.

И я полагаю, что они все это предложат нам. Надо только дать им такую возможность.



Tags: Марк Рашид
Subscribe

Posts from This Journal “Марк Рашид” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment