Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Домашнее насилие. Мифология – 1

Мифы о домашнем насилии – дело опасное. Хотя бы потому, что мешают жертве осознать реальность и принять единственно правильное решение – бежать из этих отношений. Как можно быстрее и дальше. И не оглядываться.

Мифы, культивируемые общественным мнением («кто кого любит – тот того и чубит» и т.п.) опасны, но еще понятны. Психологическая грамотность населения не то, что ниже плинтуса, а вообще ушла на глубину Марианской впадины. Страшнее, когда эти мифы внушаются со стороны некоторых психологов. Когда я в одной из статей на тему прочитала «а не провоцируете ли вы насилие сами?», едва не упала со стула. Это чудовищно, потому что могут же поверить и положиться на авторитетное мнение.

А сами насильники и рады – у них есть «научное» подкрепление правомерности действий.

Хотя подкрепление им не нужно. Они и без того искусные манипуляторы. И умело отвлекают внимание жертвы, чтобы она не понимала, что происходит на самом деле. Как цирковой «маг», пускающий клубы дыма, чтобы скрыть суть фокуса, они приковывают внимание жертвы на буре своих эмоций (чаще всего фальшивой), чтобы отвлечь от настоящей причины жестокости – их способа мышления.

Им жизненно нужно, чтобы их пытались понять, разгадывали. И пока мозг жертвы совершает титаническую, но совершенно бессмысленную работу, они прекрасно себя чувствуют, действуя по накатанному сценарию.

Больше всего они боятся, что жертва сфокусируется на жестокости как таковой. Поэтому из кожи вон лезут, чтобы нагромоздить кучу оправданий, искажая факты и формируя в жертве ощущение собственной неадекватности.

Мифы о насильниках (кстати, не только домашних, а вообще всяких) создаются чаще всего ими самими. Они сочиняют вымышленные объяснения своим поступкам, потчуя сказочками партнеров, священников, психотерапевтов, родственников.

Если вы спросите алкоголика, почему он пьет, тот расскажет вам, как ему не везет в этой жизни, что на него клевещут, что окружающие разрушили его самооценку и что он вообще-то не алкоголик.
Поверите ли вы этому? Вряд ли. Тогда зачем верить насильнику?

Мифов множество.

Миф первый: насильник в детстве подвергался жестокому обращению.

Американцы провели исследования. Которые показали, что детские травмы весьма слабо влияют на то, станет ли ребенок в будущем негодяем. Тяжелое детство само по себе не может привести к формированию жестокости. Оно, правда, может внести вклад в то, что насильник станет крайне опасным. То есть верен в одном: самые опасные из насильников, бывает, подвергались в детстве жестокому обращению. Но даже в этом случае печальный опыт не может служить оправданием.

Если бы этот миф был правдой, ситуацию можно было бы исправить в ходе психотерапии. Детские травмы можно преодолеть. Однако нет достоверных случаев успешных и устойчивых изменений жестокого поведения в результате психотерапии. Насильники могут успешно решить другие свои проблемы, но их поведение по отношению к жертвам НЕ меняется. Наоборот – все может стать еще хуже, так как, вооружившись новыми знаниями, они смогут придумывать более изощренные оправдания. И проявить больше креатива в том, чтобы заставить жертву почувствовать себя еще более неуравновешенной, неадекватной и некомпетентной.

Еще одна плюшка от подхода «вали все на трудное детство»: можно обвинить женщин (в лице матери) в плохом обращении с собой, а значит, их плохое обращение с женами оправдано – они ведь тоже женщины. Как ни парадосально, многие жены хватаются за такое объяснение с энтузиазмом – ведь в этом случае можно злиться на свекровь, что довольно безопасно, и не злиться на насильника – что крайне опасно.

Интересный эксперимент провела Национальная ассоциация окружных прокуроров в США. Исследователь спрашивал мужчин – сексуальных насильников, подвергались ли они сами сексуальному насилию, когда были детьми. Внушительные 67% субъектов исследования ответили «да». Однако после этого исследователь сообщал мужчинам, что он намерен подключить их к детектору лжи и задать те же вопросы. Количество утвердительных ответов «внезапно» упало до 29%. Другими словами, насильники всех сортов, как правило, понимают преимущество, которое они могут получить от слов: «Я жесток, потому что со мной тоже были жестоки».

Сочувствовать ли им? Любой человек, переживший в детстве жестокое обращение, заслуживает сострадания. Но это никак не оправдывает его жестокости по отношению к другим. Так что сочувствие в данном случае может стать ловушкой. Иногда – смертельной.

Человек, переживающий из-за того, что с ним плохо обращались в детстве, помнит, каково это. А, значит, сам не станет поступать так же. Наблюдения психологов, работавших с такими товарищами, свидетельствуют: как только насильнику прямо озвучивают подобное, он тут же перестает ссылаться на трудное детство. Потому что говорить о нем выгодно, когда это служит оправданием собственной жестокости. Но не тогда, когда прошлые трудности предлагаются в качестве повода для изменения собственного поведения.



Tags: жестокость, психология
Subscribe

Posts from This Journal “жестокость” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments