Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Categories:

Перепост. Марк Рашид. Лошади никогда не лгут. Глава 5, часть 1

Оригинал взят у aime_85 в Марк Рашид. Лошади никогда не лгут. Глава 5, часть 1.
Спасибо за перевод Александр Потокин и группам https://vk.com/stradasaddles и https://vk.com/anatomy_horse!

Глава 5- Поиски путей.

- Вот ведь ерунда! - бубнил я себе под нос. - Что, вообще, происходит?
Шла уже сорок пятая минута, как я взгромоздился верхом и что-то у меня не клеилось. Я был на молодой кобыле Лейси. Мы неспешно работали в бочке, когда мне пришла в голову мысль попробовать на ней осаживание. Я попросил ее остановиться с шага, что она с готовностью исполнила. Я натянул повод. Ясно же, что для осаживания надо натянуть повод. Вначале я потянул, как мне представлялось, легонько. Но она не осадила. Я усилил давление. Ответа не последовало.
Несколько минут я понемногу усиливал давление и в конце концов уже даже откинулся назад, для увеличения рычага. По моим прикидкам, там должно было получаться не менее тридцати килограмм силы на трензеле -- почти весь мой тогдашний вес. Кобыла, получается, давила мне на руки с той же самой силой.
Это продолжалось еще некоторое время, потом у меня начали болеть руки да и вообще, мне это надоело. Пришлось бросить эту затею. Я намотал повод на рожок своего ковбойского седла и посмотрел на руки, которые порядком болели от поводьев. Я потер руки, думая: "Вот ведь, кобылья дочь. Рот у тебя просто каменный."
-- Как дела? -- внезапно услышал я голос Старика из-за спины.
Застигнутый врасплох, я перестал тереть руки, взял повод и повернул кобылу в его направлении.
-- Нормально, -- пробубнил я. -- Все хорошо.
-- Как тебе кобыла?
-- Неплохо, -- сказал я, выдавив из себя улыбку и погладив кобылу по шее.
-- Я видел, -- кивнул он. -- Так над чем вы работали?
-- Работали?.. -- Я поймал себя на том, что непроизвольно тер свои руки, пытаясь погасить чувство жжения в ладонях. -- Ну мы тут... Я думал попробовать...
-- Заставить ее постоять на месте?..
-- Что?
-- Постоять, -- сказал он, ставя ногу на нижнюю планку ограды. -- Я заметил, что вы стояли на одном месте довольно долго. Ты работал над тем, чтобы заставить ее стоять на месте?
-- Ну... Да... Вроде того...
Старик задумался и слегка кивнул. Он плавно потер подбородок рукой и облокотился обоими локтями на верхнюю перекладину ограды бочки.
-- Думаю, она поняла. -- сказал он, немного кивнув.
-- А, что?
-- Кобыла. -- Он равнодушно показал на лошадь. -- Думаю, она стоит на месте очень неплохо.
-- А, да. -- Согласился я со знанием дела. -- Делает успехи.
-- Тогда стоит поработать над чем-нибудь еще. А то кажется, что она только и делает, что стоит на одном месте.
-- Ага. -- Согласился я. -- Пожалуй, можно поработать над переходами.
-- Думаю, можно. -- Он снова дотронулся рукой до подбородка. -- Но было бы лучше, если бы ты поучил ее осаживанию.
-- Осаживанию?
-- Ну, да. Стоит, пожалуй, позаботиться о том, чтобы она умела выполнять осаживание перед работой над переходами.
-- Ну, не знаю... -- меня просто передернуло от такой идеи. -- Не уверен, что она сложена для осаживания.
-- Да? -- Тень улыбки скользнула по его обветренному лицу. -- Но попробовать все же стоит, как думаешь? Не узнаешь, пока не попробуешь.
-- Ну... Я уже, вроде как, пробовал... Но не похоже, чтобы это ей сильно нравилось...
-- Понятно. -- он снова кивнул. -- Но давай еще разок попытаемся. Ты как?
-- Можно. -- Небольшие нотки сарказма попали в эту фразу. -- Но я все же не думаю, что ей понравится.
Я последний раз потер руки, подобрал повод и начал понемногу усиливать давление на трензель. Я подержал повод натянутым еще несколько секунд, пока мои намятые руки не начали снова болеть. Я убрал давление и посмотрел на Старика.
-- Видите, -- сказал я, -- ей это не особенно нравится.
Старик немного кивнул и пошел ко входу в бочку, что находился на другой ее стороне. Он открыл ворота, прошел через них и плавно их за собой закрыл. Подойдя к нам, он первым делом потрепал Лейси по шее, затем попросил, не мог бы я еще раз попробовать. Я согласился, попытавшись, тем не менее, показать своим видом, что считаю затею безнадежной.
Я снова подобрал повод и натянул его. И снова Лейси навалилась мне на руки и вытянула шею.
-- Хорошо. -- Сказал Старик. -- Похоже, я знаю, в чем проблема.
Ну вот. Наконец то он заметил то, что я пытаюсь до него донести. Кляча не хочет осаживать. Самое время это понять. Честно говоря, я был немного удивлен. Обычно на то, чтобы разобраться что к чему у него столько времени не уходило.
-- Не возражаешь, если я попробую? -- спросил он.
-- Нет, -- сказал я в легком изумлении. -- Совершенно не возражаю.
С этими словами я начал было слезать с лошади, но Старик сказал мне оставаться верхом. Он мягко взял в руки повод стоящей рядом с ним лошади. Мне свои руки девать было некуда и я положил их на бедра. Он начал мягко убирать провисание повода, но затем немного подотпустил. Подождав пару секунд он снова принялся убирать провисание повода. И снова за этим последовала внезапная остановка натягивания и отдавание повода. Он проделал это еще три раза, а на четвертый я почувствовал, как Лейси перенесла вес на задние ноги. Старик еще раз повторил свои действия с прикладыванием и устранением давления и Лейси мягко подобрала нос и практически незаметно сдвинулась назад. Один шаг, другой, а затем и третий -- все спокойно и легко.
Старик расслабил руки и Лейси прекратила осаживать. Он опустил поводья и слегка похлопал кобылу по шее. Следующий раз он взял повод только через несколько минут. Когда он снова приложил легкое давление, кобыла поколебалась несколько секунд, ровно столько, чтобы я начал верить, что прошлый раз это была просто случайность, и начала осаживать. На этот раз она шагала немного быстрее но даже мягче, чем в прошлый.
Когда она прошла метра три, Старик снова оставил поводья и погладил Лейси.
-- Я думаю, что она не так уже и против осаживаний, -- сказал он. -- Поработай еще немного над этим с ней. Просто не пытайся так сильно тянуть и запомни, что она осаживает не от трензеля. Трензель только для того, чтобы ты мог чувствовать ее рот. -- Сказал и вышел за ограду, оставив меня в недоумении по поводу того, что только что произошло.
Пока я наблюдал за тем, как он скрывается за конюшней, в моих ушах звенели его слова. Что значит, что я "осаживает не от трензеля"? Ерунда какая-то. Конечно же, она осаживает от трензеля. Для этого он и нужен во рту. Или нет?
Мы прошагали еще несколько кругов, но я так и не попросил осаживания. Слова Старика привели меня в замешательство и я никак не мог понять, что именно они значили. То, что он сказал меня практически парализовало и уж точно удерживало меня от того, чтобы еще раз попробовать.
Позже, когда я уже отвел Лейси на пастбище на остаток дня, я вернулся в конюшню и начал прибивать новые доски в деннике, примыкавшем к амуничнику. Вот уже несколько дней я занимался тем, что менял подгнившие доски и сегодня намеревался завершить это, если мне не найдется более срочного дела.
Думаю, мне оставалось забить еще самое большее три гвоздя, когда в проходе показался Старик. Он несколько секунд простоял на одном месте, как будто бы наблюдал за моей работой, а затем достал из кармана пачку сигарет. Я успел забить два гвоздя, когда я начал понимать, что вряд ли он стоит, чтобы насладиться моим плотницким мастерством. Я ощутил кожей, что он пришел для того, чтобы у меня была возможность задать мучавший меня вопрос про неиспользование трензеля для осаживания Лейси.
-- Ну как? -- спросил он, и зажег сигарету.
-- Да нормально всё, -- сказал я, забивая последний гвоздь.
Я посмотрел на него, повернувшись, чтобы положить гвозди и молоток, после чего взял доску и приладил ее на место. Она замечательно встала, но тут я понял, что мои гвозди с молотком лежат от меня в добрых трех метрах. Надо было положить доску и дойти за инструментом. Других вариантов не было.
Я не хотел выглядеть в глазах старика, как идиот, который забыл взять инструмент, и сделал вид, что просто примерял доску. Я приложил ее и начал смотреть, как она подходит. Прошло значительное время, пока я решил, что можно делать вид, что я удовлетворен, как доска (которая была специально отрезана для этого места) подходит к дыре. Так что я вытащил доску из ее места и положил на пол. Затем я взял горсть гвоздей и молоток с видом, будто изначально планировал так поступить. Я зажал несколько гвоздей между губами, как поступают _настоящие_ плотники и запихнул молоток за пояс. После этого я спокойно приложил доску на ее место и начал прибивать ее к стене.
Старик при этом не сдвинулся с места. Он просто стоял, как будто наблюдать, как я прибиваю доску было самым важным делом на сегодняшний день. Прибивание доски не заняло много времени, но по окончании стало очевидно, что Старик никуда не уйдет, пока я не сформулирую вопрос, которого он ожидал.
-- Лейси сегодня была хороша, -- между прочим упомянул я, разглядывая результат своего труда.
-- Похоже что у нее хорошо получается. -- добавил он, выпустив клуб дыма. -- Как она осаживала после моего ухода?
-- Ну... Вообще-то... Нам не подвернулось удобного случая попробовать.
-- Вот как?
-- Да, -- сказал я с оттенком смущения в голосе. -- Похоже я совсем не понял, что Вы имели в виду, когда сказал, что я не должен использовать трензель.
Я поднял глаза на старика. На его лице играла легкая улыбка. Он затянулся табачным дымом, слегка кивнул и показал мне пойти за ним в амуничник.
Я положил молоток на груду досок и последовал за ним через дверь только для того, чтобы увидеть, как он рассматривает висящие уздечки. Он протянул руку и взял одну старую кожаную уздечку с обычным трензелем. Кожаный повод был немного путаный. Он крепился к кольцам трензеля потайными винтами. Он немного покопался, пока расправил поводья, затем передал мне уздечку с трензелем, в то время как повод оставил у себя в руках.
-- Возьми трензель в руку, -- сказал он. Дым от сигареты при этом пузырями вырывался из его рта, заставляя его немного скосить глаза, -- а узду надень на руку.
Я положил уздечку на выпрямленную правую руку так, что налобный ремень оказался над локтем, а трензель зажал в кулаке.
-- Хорошо. Закрой глаза и скажи мне, когда почувствуешь, как я тяну за повод.
Я закрыл глаза и стал ждать. Через несколько секунд я ощутил движение трензеля, не ничего не сказал, потому что это было не то, что называется словом "тянул".
-- Ничего не чувствуешь? -- спросил он.
-- Нет.. То есть, да. Ну, вроде.
-- Определись.
-- Да. Думаю, да. Я что-то почувствовал.
-- Ладно, хорошо. -- Я почувствовал, что трензель вернулся в расслабленное положение. -- Теперь, когда почувствуешь что-нибудь на трензеле, сделай шаг в сторону давления. Понял?
Я кивнул и начал ждать того, что он потянет. Я ощутил легчайшее движение. Я едва его почувствовал, но точно знал, что оно там есть. Как только я его почувствовал (конечно, я хотел быть хорошим учеником), я шагнул вперед, по направлению к давлению.
-- Очень хорошо. -- даже с закрытыми глазами я слышал улыбку в голосе Старика. -- Давай еще разок.
Я снова расслабился и приготовился ожидать движение трензеля. В этот раз давления было еще меньше, но, желая показаться хорошим учеником, я двинулся в сторону давления в момент, как только его почувствовал.
-- Замечательно, -- снова похвалил он. -- А теперь скажи мне вот что. -- Я открыл глаза и посмотрел на него. -- Я тянул тебя за трензель?
-- Тянул? -- Я был немного озадачен. -- Нет, не тянул.
-- Ты ощущал, что тебе приходится сдаться давлению?
-- Нет.
-- Тебе было легко сделать то, что я тебя просил?
-- Да, сэр. -- я почувствовал озарение -- Мне было действительно легко.
-- Ну... -- сказал он, снимая оголовье с моей руки и аккуратно вешая его на место -- Мне тоже было легко.
С этим и словами он сделал последнюю затяжку и покрутил сигарету между пальцев так, что огонек остался без табака и затух. Остаток табака отправились на землю вместе с остатками бумаги, которыми он был обернут. Старик втоптал своим сапогом это все в землю и вышел в дверь.





Tags: Марк Рашид
Subscribe

Posts from This Journal “Марк Рашид” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments