Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

“Дняпроўска-Сожскае міжрэчча”, ч. 1. Рогачев

“Рабі нечаканае, рабі, як не бывае, рабі, як не робіць ніхто, - і тады пераможаш. Нават калі ты слабы, як камар пасярод варожага мора. Таму што толькі дурні разважаюць заўсёды па правілах здаровага сэнсу. Таму што чалавек толькі тады чалавек, калі ён дзёрзка рве пастылае наканаванне і плюе на “спрадвечны” закон”.

(Уладзімір Караткевіч “Ладдзя Роспачы”)


Рогачев – родина матери Владимира Короткевича – одного из моих любимых писателей (не только беларуских, но и вообще). Именно этому городу Короткевич посвятил одно из красивейших своих произведений – «Ладдзю Роспачы».

Главный герой этого чуда – Гервасий Выливаха, беда всего средневекового Рогачева.

“Няшчасны быў горад. Зусім нядаўна яго крымчакі абрабавалі і спалілі, за дваццаць сем год перад гэтым тое самае зрабіла маскоўская раць. Досыць, здавалася б, дык не: свой, унутраны знайшоуся татарын, брыдкі Богу Гервасій”.

(Уладзімір Караткевіч “Ладдзя Роспачы”)


И в то же время именно это ходячее несчастье сумело победить саму госпожу Смерть.

Вылівахамі здесь зовут белых цапель. И, наверное, не зря на подъезде к Рогачеву нам встретилась эта одна из самых необычных и красивых птиц Беларуси.

Издревне это место населяли и родимичи, и кривичи. Рогачев был известен с 12 века, тогда он входил в состав Туровского княжества и благодаря выгодному географическому положению (слияние рек Днепр и Друть) стал важным пунктом на торговом пути между Смоленском, Могилевом и Киевом.



В средние века Рогачев контролировал водные пути, что таило в себе и преимущества, и угрозы. Преимущества понятны. Угроза исходила с востока – московские войска периодически нападали на город, иногда им удавалось его разграбить или чего-нибудь сжечь. Но как-то отбивались все время - аж до конца 18-го века.

“Люд наш упарта ўстае над светам
Нават пасля найцямнейшай ночы.
Гэта наш гонар, шчасце і сіла:
Жыць насупор уварванням і ранам
Там, дзе даўно бы другім пакасілі
Радасць і сонца, песню й каханне”.

(Уладзімір Караткевіч “Ладдзя Роспачы”)


В Рогачеве сохранилось замчище, которое когда-то являлось резиденцией самой королевы Боны Сфорцы. Однако во время Потопа (самой кровопролитной войны с Москвой) в 1654 г. замок был сожжен захватчиками.



Сама Бона Сфорца большое внимание уделяла культуре и, хотя Рогачев всегда находился под византийским влиянием, пригласила в город представителей католического орден бернардинцев, которые одной из своих главных задач видели просвещение. Впрочем, здесь, как и почти в каждом беларуском городе, сосуществовали разные религии.

Однако не всегда. После подавления восстания 1863 года костел, в рамках политики “жэстачайшэй” русификации (и, следовательно, православизации), был не только закрыт, но и разобран на кирпичи.

“- Прайграць не прыніжэнне, - сказала Бярозка. – Прыніжэнне – кпіць з таго, хто мужна прайграў”.
(Уладзімір Караткевіч “Ладдзя Роспачы”)


И только когда объявили свободу вероисповедания, был построен новый. В советское время костел был закрыт, однако сейчас здание вернули верующим, которые пробуют все это реставрировать. Своими силами. Получается пока не очень – денег не хватает.





После разделов Речи Посполитой Рогачев, как и вся нынешняя наша территория, был захвачен Российской Империей. В 1918 году, во время последней попытки отстоять независимость Беларуси, входил в состав БНР, однако все знают, чем это закончилось. В советское время город вначале “прихватизировала” РСФСР, но в 20-е годы его таки вернули на родину.

Главная достопримечательность Рогачева сейчас – замчище. Оттуда открывается вид на Днепр и Друть.



«Нораў у гэтай грамады быў Дняпровы – на вярсту пяцьсот сажаняў звіву, - так што ніколі не ведаеш, чаго ад іх чакаць”.

(Уладзімір Караткевіч “Ладдзя Роспачы”)




Сейчас, увы, от того, короткевичского Рогачева 17-го века осталось немного. Даже средневековый клад уже нашли – кажется, 45 лет назад. :-) Но, если постоять на замчище, полюбоваться на Днепр, еще можно ощутить ту самую ауру.







“- Вось так, мой любы хлопча, і трэба. Крычаў на людзей – Смерць і тая сабе гэтага не дазволіць. Здаецца, няма табе пана больш за гэтага хама. А крутанулі вяслом – дзярмо, шануючы вас. Аж гніды ў яго ад страху падохлі.

Перавозчык маўчаў. А юнак чамусьці адсунуўся трохі далей ад Вылівахі.

- Рагачовец, - спытаў нехта, - як ты можаш так?

- А ты адкуль?

- Я – палачанін.

- То вы што, калі Іван Крывавы падышоў пад муры, кувікалі, як свінні пад нажом?

- Не, мы стаялі годна. Мы памяталі, што было за Ноўгарадам.

- Угу. А калі Палота была потым белая ад цел, а Дзвіна – чырвоная ад крыві – вы малілі аб літасці?

- Не.

- То чаго пытаеш?

- Там былі людзі. Разумееш, толькі людзі.

- Людзі бываюць бруднейшыя за свінню і чысцейшыя за анёла. Дабрэйшыя за жыццё і ў сто разоў страшнейшыя за Смерць. Ці табе ж баяцца Смерці, малец?

- Там мы стаялі пад чыстым небам, - вінавата сказаў палачанін. – А тут такая цемра. Такая свінячая цемра!

- Кінь. Чалавек носіць сваё неба з сабою”.

(Уладзімір Караткевіч “Ладдзя Роспачы”)


Tags: Беларусь, книги, путешествия
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments