Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Шляхамі паўстанцаў – 4. Нача. Людвиг Нарбут, Михал Эльвиро Андриолли

Малое Можейково. Восстание 1863 – 1864 гг.

Ищелно. Адам Фальковский

Старые Василишки. Легенда о пленном повстанце

***
В Наче на улицах ходят пограничники – совсем рядом Литва. Поэтому при себе нужно иметь паспорт. У меня паспорта не было, но обошлось без департации обратно в Минск. Повезло. :-)

А во время восстания 1863 г. в околицах Начи действовал один из самых успешных отрядов – под командованием Людвига Нарбута.

Людвиг Нарбут – один из немногих профессиональных военных среди повстанцев – видимо, этим и объясняется отчасти успех его отряда – сын архитектора, инженера и историка Теодора Нарбута. Он учился в Виленской гимназии, где был арестован за попытку создать «патриотическую организацию с целью подготовить восстание». Приговор вынес сам его величество Николай I, метко прозванный в народе «Палкиным»: высечь и отдать в солдаты. 18-летнего юношу отправили на Кавказ. Людвиг отчаянно скучал по родине и в письмах семье просил прислать хотя бы колос с родных полей. Получив офицерское звание, немедленно воспользовался этим, чтобы подать в отставку и вернуться на родину. Здесь он женился и начал вести хозяйство в поместье.

Однако идиллия длилась недолго. Наступил 1863 год.

На момент восстания Людвигу Нарбуту исполнился 31 год. Он был близко знаком с Кастусем Калиновским и, не раздумывая, примкнул к партии «красных» (которые не только боролись против Российской Империи за восстановление Речи Посполитой, но и требовали восстановления автономии ВКЛ) и сформировал отряд. Благодаря популярности Людвига среди местного населения, ¾ отряда составляли крестьяне, что для этого восстания вообще удивительно – российская пропаганда делала свое черное дело и крестьяне чаще «сдавали» повстанцев, нежели помогали им.

Отряд сражался настолько успешно, что каратели окрестили Людвига «колдуном». Командующие восстанием назначили Нарбута военачальником Лидского повета и «выдали» звание полковника, а российское правительство объявило награду за его голову и выставило против 300 человек его отряда, вооруженных лишь охотничьими ружьями, пистолетами, а то и просто косами – 2000 отлично оснащенных солдат и казаков.

Погиб Людвиг Нарбут из-за предательства. Кто-то выдал карателям местоположение отряда, а солдаты, которые шли уничтожать повстанцев, к тому же переоделись в сермягу, поэтому их приняли за крестьян, желающих присоединиться к повстанцам. Когда подставу «раскусили», было поздно. Численное превосходство, преимущество в вооружении и эффект внезапности сделали свое черное дело.
Тем не менее, последнй бой отряд принял с честью. Сражались до конца. Людвиг Нарбут был тяжело ранен, однако продолжал командовать, пока не потерял сознание. После этого командование отрядом принял его брат Болеслав.

Муравьев лично навестил арестованного Теодора Нарбута, чтобы сообщить о смерти сына:
- Твоего щенка мы задушили!
На что получил ответ:
- У меня еще пять сыновей, и всех их я воспитал в духе любви к родине.

Отряд Нарбута интересен еще и тем, что в нем воевали и другие не менее интересные личности. Например, поэт, один из отцов беларуской литературы и «мужицкий адвокат» Франтишек Богушевич.

А еще – живописец и график Михал Эльвиро Андриолли. Его отец, итальянец, сражался в армии Наполеона и, попав в плен, осел в Вильно. Сына отправил в Москву учиться на медика, но Михал перешел в художественную академию Санкт-Петербурга, а затем оттачивал мастерство в Академии Святого Луки в Риме.

В 1863 г. ему было 27 лет. Он стал свидетелем гибели командира и позже написал картину «Смерть Людвига Нарбута под Дубичами».

После подавления восстания скрывался в Вильно, Ковно, даже в Санкт-Петербурге, где и был арестован. Смертного приговора избежал, но был отправлен в Ковенскую тюрьму. Однако умудрился бежать и перебраться в Лондон.

Впрочем, в эмиграции жил не долго, вернулся как эмиссар комитета польской эмиграции, но был схвачен и сослан в Вятку, где, помимо прочего, учил живописи двух братьев: Виктора и Аполинария Васнецовых. Даже после окончания ссылки Михалу было запрещено жить в Беларуси, так что он обосновался в Варшаве, где работал иллюстратором.

Хотя большая часть его произведений, которые он создавал до конца жизни, отражает историю наших краев: «Смерть Кейстута», «Столкновение литвинов с крестоносцами», «Крещение язычников», «Вылазка повстанцев» и другие, он также написал портрет старого друга и товарища по оружию Франтишка Богушевича, создавал пейзажи родных мест. Еще он иллюстрировал произведения как «наших» (Адама Мицкевича, Владислава Сырокомли, Ю. Крашевского, Э. Ожешки), так и «заграничных» писателей: Ф. Купера, А. Дюма, У. Шекспира.

Еще в Наче находится костел Вознесения Девы Марии, построенный в 1909 г. – он очень красивый и будто парит над деревней.



Там же находится могила Теодора Нарбута – впрочем, он заслуживает отдельного рассказа.



И установлен памятный камень в честь повстанцев, воевавших и погибших в этих местах…





Tags: Беларусь, путешествия
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments