Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Головичполье. Ивановские – как отражение самоидентификации беларусов :-)

История Беларуси очень интересная. Мы столько веков жили в тесном союзе с тогдашними «жмудзiнамi» (нынешние литовцы) и поляками, что фиг разберешь, кто есть кто. Поэтому и литовцы, и поляки пытаются «присвоить» нашу историю.

Как-то рассказали комичную байку. О том, что однажды литовцы потребовали «вернуть» им архив ВКЛ. Ок, сказали наши, мы вернем все документы, которые написаны на литовском (видимо, это было еще до Лукашенко, при нем отдали бы все с радостью и гиканьем). Понятное дело, ни одного документа на литовском не нашлось – просто потому, что государственным языком в ВКЛ был беларуский. :-)

Наверное, именно благодаря этой запутанности и перемешанности в Вильно со мной постоянно пытались заговорить по-литовски, а когда я в очередной раз сказала, что, мол, звиняйте, не местная, не понимаю, одна дама сказала, что никогда бы не подумала, что я «не местная», потому что «идеальный литовский вариант». А фамилия у меня польская. Вернее, беларусизированный вариант польской фамилии «Кастаржыцкие», если верить нашему историку и писателю Владимиру Орлову. И, судя по всему, бОльшая часть моих предков были таки поляками. Хотя у одной из ветвей (литвинских) была немецкая фамилия. :-) При всем этом считаю себя беларуской. В общем, сам черт ногу сломит. :-)

Так вот, это черточленовредительство очень явно проявилось, в частности, на примере семьи Ивановских, которые «вложились» сразу в три национальные культуры: литовскую, польскую и, конечно же, нашу родненькую.

Итак, в Головичполье жил Леонард Ивановский. Он был весьма образованным человеком: вначале окончил гимназию в Вильно, затем – Петербургский технологический интститут. По всей Российской империи строил промышленные предприятия, был действительным статским советником, владел несколькими иностранными языками. Леонард Ивановский сотрудничал с Дмитрием Менделеевым – в частности, вместе с ним ездил в Лондон и переводил доклад о периодической системе, так как сам Менделеев иностранных языков не знал.

У Леонарда Ивановского было пятеро детей. Хоть в семье разговаривали по-польски, сам он считал свой род наследниками шляхты ВКЛ, воспитывал детей в духе ВКЛ-овских идей и всячески культивировал интерес к истории.

Его старший сын Юрий, который в конце концов унаследовал имение, создал там «Комату птиц», которая впоследствии стала первой экспозицией зоологического музея Каунаса. Он же являлся фанатом сельского хозяйства, стремился делать все «по науке» и организовал бесплатную школу садоводов, в которой могли обучаться местные жители, желающие усовершенствовать навыки земледелия.

Но о самоидентификации я вначале написала неспроста. Как я уже упомянула, три сына Ивановского внесли весомый вклад в три национальные общности: литовскую, польскую и беларускую.

Тадеуш Ивановский позже стал Тадасом Иванаускасом и считал себя литовцем. Он учился в Петербургском университете (изучал природоведение) и в Сорбонне, создал лабораторию естественнонаучных пособий, организовывал научные экспедиции, создал станцию по изучению природы, инициировал учреждение Жувинского заповедника, орнитологической станции на мысе Вянте, участвовал в организации Литовского университета, принадлежавшие ему 40 животных стали первыми «жителями» Каунасского зоопарка. Затем он возглавил Институт биологии литовской академии наук.

Ежи Ивановский считал себя чистокровным поляком, был польским общественным и политическим деятелем, дослужился до министра и избирался в сенат, а к национальной самоидентификации братьев относился весьма скептически.

Вацлав Ивановский причислял себя к стопроцентным беларусам. Он вошел в состав правительства БНР, стал руководителем минского педагогического института, помимо этого, являлся профессором политехнического института в Варшаве и преподавал в Вильно.

Именно он составил первый беларуский букварь, причем тот был издан как кириллицей, так и латинкой. Он же ввел в беларускую латинку буквы Ч, Ж, Ш, чтобы она отличалась от польского алфавита.

Вторая мировая война застала Вацлава Ивановского в Минске. Он стал минским бургомистром, однако называть его «фашистским прихвостнем» было бы несколько опрометчиво. Скорее, находясь между Сциллой большевизма и Харибдой фашизма (которые по сути были практически однояйцевыми близнецами), он пытался нащупать третий путь. Ивановский стремился сделать все возможное, чтобы помочь землякам пережить это страшное время. Например, активно сотрудничал с подпольем (в частности, Армией Крайовой, которую поддерживала Великобритания), пытался наладить контакты с самими англичанами, помогал тем, кого преследовали оккупационные власти… Понятное дело, ничем хорошим для него это не могло закончиться – в 1943 г. Вацлав Ивановский был застрелен – по одной из версий, сотрудниками гестапо.

Сейчас в бывшем родовом гнезде Ивановских в Головичполье находится интернат для детей с особенностями развития.



Сохранившиеся аллеи «рассказывают» нам, где когда-то пролегали дороги.





В саму усадьбу, понятное дело, не пущають (санитарные нормы и все такое), но осмотреться можно было. Там красиво.





Tags: Беларусь, люди, путешествия
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Просто разные фото

    Которые накопились. Конюшенный кот Симба. Конюшенный пёс по имени Пёс и лошадки. Симпатишное жеребусько. С кучерявым хвостиком.…

  • Записки из гетто 1.1. БЧБ

    Для меня никогда не было вопросом, какой из 2 флагов мой. БЧБ – это не просто очень красиво. Это еще и олицетворение того, что мне нравилось в…

  • Записки из гетто 1.1. «Суд»

    Заголовок не зря в кавычках. Потому что это было бы очень смешно, если бы не происходило на самом деле. Вот для комедии абсурда – в самый раз. Но как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments