Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Categories:

О путешествии, часть 3. Залесье. Огинский: композитор, дипломат, повстанец

Часть 1. Плебань. Зигмунт Сераковский

Часть 2. Еще Плебань

***
ЮНЕСКО объявил 2015-й год годом нашего соотечественника Михала Клеофаса Огинского, которого большинство знает как композитора. Однако не совсем верно определять его как композитора, ведь занятия музыкой он никогда не считал чем-то большим, нежели просто милое хобби... :-)

Впервые я узнала о том, что в Беларуси чудом сохранилось поместье Огинского, в 2002-м году. Мы часто ездили отдыхать на Вилию, а Залесье – так называлось имение – как раз неподалеку. В тот раз было гнетущее ощущение заброшенности: обветшалый дом с заколоченными окнами, зарастающий пруд и старая водяная мельница – вот и все, что осталось от нашего именитого земляка.

Поэтому, когда в этом году было заявлено, что юбилей (250 лет) со дня рождения Михала Клеофаса Огинского будет праздноваться в Залесье, и даже будет концерт по его произведениям, возникло легкое недоумение: где они будут концерт давать, в заброшенном парке под дубом, что ли?

Но когда подъехали ближе, у меня просто «мову адняло». Потому что все выглядело совсем не так, как я помнила…

Кто же такой Михал Клеофас Огинский – композитор, дипломат, государственный деятель или повстанец?

Он принадлежал к знатному княжескому роду. Пожалуй, по родовитости и богатству Огинские могли поспорить с самими Радзивиллами – богатейшим литвинским (беларуским) магнатским семейством.



Вообще-то Михал Клеофас – это только первые имена, а так имен у него было больше – около 8. Считалось, что чем больше имен – тем больше у человека покровителей в высших сферах, и богатая семья могла позволить себе роскошь дать наследнику столько ангелов-хранителей, сколько заблагорассудится.

Его готовили к дипломатической карьере, и даже больше. Родители лелеяли честолюбивые планы по поводу того, что когда тогдашний король Речи Посполитой Станислав Август Понятовский уйдет на пенсию, на следующих выборах (а в Речи Посполитой король избирался!) Михал Клеофас будет иметь все шансы претендовать на трон.

И, надо сказать, наследник не подкачал – карьера развивалась стремительно. В 20 лет его выбрали депутатом Сейма, в 23 наградили орденом Белого Орла, а в 25 он уехал чрезвычайным послом в Голландию, а позже – в Англию. Собственно, это не удивительно: ведь его наставником был Жан Ролей – будущий воспитатель юного австрийского императора.



Что касается музыкального образования, то знаменитый музыкант Юзеф Козловский был приглашен обучать музыке сестру Михала Клеофаса, и, уступив горячим просьбам мальчика, научил его нотной грамоте. Но большого внимания обучению музыке не уделяли – родители не поощряли этого увлечения.
Жан Ролей дал ученику отличное образование. Но не только. Он внушил ему идеи «свободы, равенства, братства», учил относиться к каждому человеку как к равному, вне зависимости от происхождения и богатства.

Итак, Михалу Клеофасу Огинскому чуть за 20, а он уже делает небывалие успехи на политическом поприще. В то же время постоянно сочиняет музыку. Его мазурки и полонезы пользуются огромной популярностью, его постоянно просят исполнить что-то из собственных произведений, от чего молодой человек испытывает как гордость, так и некоторую растерянность. Ведь музыка была всего лишь хобби. Он давал жизнь своим произведениям и не следил за их дальнейшей судьбой. Писал сразу набело, не заботясь о редактировании. Тем не менее, его музыка стала популярна во всем мире: не только в Европе, но и в США.

В те времена над Речью Посполитой (и над ВКЛ как ее автономной частью) собираются тучи. Российская Империя, Австро-Венгрия и Пруссия уже точат ножи, чтобы разделить между собой этот «пирог», и Огинский, как умный политик, не мог не осознавать, какая угроза нависла над его родиной.

Огинский в отчаянии взывает к здравому смыслу Августа Станислава Понятовского, убеждая, что уступки России до добра не доведут, однако тот уже не в силах защитить страну.

И в 1793 году происходит второй раздел Речи Посполитой. Земли нынешней Беларуси оказываются полностью в составе Российской Империи.

Ответом становится восстание под предводительством генерала Анжея Тадеуша Бонавентуры Костюшко (позже ставшего национальным героем четырех стран: Беларуси, Польши, США и Франции). Впрочем, единственный памятник ему на территории Беларуси – валун, позже установленный Огинским в Залесье.



Михал Клеофас Огинский вошел в Раду Повстанцев и заявил, что на благо родины отдает не только все имущество, но и жизнь. Он даже отказался от княжеского титула и подписывается просто «гражданин Огинский». На собственные деньги он собрал повстанческий батальон. Ему на тот момент было 29 лет.

Моральный дух повстанцев Огинский поднимал, создавая патриотичные марши. Один из маршей, созданных специально для литвинских (читай беларуских) патритотов, по иронии судьбы, так понравился российской императрице, что она включила его в свой музыкальный альбом, даже не подозревая, какую роль он сыграл в восстании.

На подавление повстанцев была отправлена российская армия под командованием Александра Суворова (да, того самого). Российские военные устроили на территории Беларуси и Польши страшную резню, беспощадно уничтожая не только повстанцев, но и мирных жителей. Именно за эту жуткую карательную операцию Суворов был удостоен от Екатерины II звания фельдмаршала. И поместья в Кобрине (сейчас Брестская область).

Восстание было подавлено. Огинский – в эмиграции, без гроша в кармане, за его голову объявлена награда. Впрочем, в Венеции Михал Клеофас получил письмо от Суворова – с российским паспортом и приглашением от императрицы вернуться: если он покается, его имения в Минской и Могилевской губернии не будут кофискованы – стоит лишь присягнуть на верность Российской Империи. Предложение было заманчивым: доходы от имений составляли около 1 000 000 злотых в год. Однако письмо было сожжено, ответом стал категорический отказ.

В 1795 г. произошел третий раздел Речи Посполитой. Государство перестало существовать – навсегда.
Огинский едва ли не бродяжничает, покрывая огромные расстояния пешком. Он обращается и к Наполеону, и к турецкому правителю – от имени комитета польских эмигрантов. Пытается склонить Париж или Константинополь к войне с Россией, обещая оказать военную поддержку при условии воскрешения Речи Посполитой. Но получает отказ.

Огинский понимает, что воссоздать Речь Посполитую не представляется возможным, и, поскитавшись по чужбине, решает воспользоваться советом министра иностранных дел Франции и попытаться вернуться на родину.

Александр I признал, что князь Огинский действовал на благо своей родины, что само по себе достойно уважения, и разрешил бывшему повстанцу вернуться. Огинский принес присягу императору и получил легальный паспорт. Ему также удалось вернуть поместье своего дяди – Залесье.



Этот дом – как будто заговоренный. Его не тронули ни войны, ни болшевистские погромы. :-)





Остров Любви:-)





Огинский ведет дела в поместье и занимается общественной деятельностью: помогает Виленскому университету, основывает печатное товарищество и возглавляет организацию, которая отвечает за благополучие жителей Вильно.

Но желание видеть родину свободной не давала ему покоя. Тем более что в преддверии войны с Наполеоном Александр I, памятуя о дипломатических талантах бывшего повстанца, решает сделать Огинского своим тайным советником – посредником в переговорах с Францией. Не подозревая, что тайный советник собирается передать Наполеону письмо тогдашних литвинов (нынешних беларусов) и поляков, в котором они предлагают оказать военную поддержку французской армии, если Наполеон возродит ВКЛ. Обещание было дано.

Впрочем, двойную игру вел и Александр, который тоже не был дураком и прекрасно понимал, что и поляки, и литвины могут воспользоваться ситуацией и снова взять в руки оружие. Он начал поговаривать про автономию для западных губерний.

Огинский метался. Несмотря на богатый дипломатический опыт, он готов был поверить обоим, в то же время понимая, что оба могут обмануть. Но все же сделал выбор. Сенатор, князь Михал Клеофас Огинский подготовил проект объединения 8 западных губерний в автономное герцогство. И отказался в открытую поддерживать Наполеона, на стороне которого, сдержав обещание, выступило 25 тысяч наших соотечественников.

Компания закончилась для Наполеона трагично. Но, окрыленный победой, Александр I отказался рассматривать проект автономии западных губерний, ограничившись лишь амнистией для тех, кто выступил на стороне французов.

Отказ императора рассматривать проет явился полным крахом. Надежда увидеть родину свободной разбилась полностью и окончательно. И Михал Клеофас Огинский уезжает – теперь уже навсегда.

Он прожил остаток жизни во Флоренции, работая над статьями и мемуарами, где и умер в 1833 году. Его похоронили в базилике Санта Кроче, в которой покоятся останки Микеланджело, Галилео Галилея, Николо Маккиавели и других известных личностей.

До сих пор спорят, где он написал самый знаменитый свой полонез «Прощание с родиной». То ли перед отъездом – еще в Залесье, то ли уже во Флореции. Как бы то ни было, это произведение – выражение неизлечимой тоски по трижды утраченной родине.

В Залесье его слушают стоя.



И профессиональный клип



Tags: Беларусь, видео, люди, фото
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Просто разные фото

    Которые накопились. Конюшенный кот Симба. Конюшенный пёс по имени Пёс и лошадки. Симпатишное жеребусько. С кучерявым хвостиком.…

  • Записки из гетто 1.1. БЧБ

    Для меня никогда не было вопросом, какой из 2 флагов мой. БЧБ – это не просто очень красиво. Это еще и олицетворение того, что мне нравилось в…

  • Записки из гетто 1.1. «Суд»

    Заголовок не зря в кавычках. Потому что это было бы очень смешно, если бы не происходило на самом деле. Вот для комедии абсурда – в самый раз. Но как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments