Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Об Одессе и еще о птичках

Че-т давно не было историй о животных, да? Будем исправлять.

Моя мама всю жизнь пытается доказать, что все сложности в моей личной жизни проистекают из-за зверья.

Когда все нормальные девочки читали «Cosmopolitan», напяливали платьица и шпильки и шлялись по кабакам и ночным клубам, я читала умные книжки, натягивала джинсы и кроссовки и изображала из себя «собачью маму» ((с) моя мама) или, того хуже, ехала «крутить хвосты коням» ((с) тот же автор). Что скрывалось за последним эвфемизмом, до сих пор покрыто для меня тайной мрака. Сверстники завидовали, потому что в то время как им ограничивали свободу передвижения, мои родственники готовы были выпихнуть меня куда угодно, лишь бы не к собачкам или лошадкам («Хотя зачем тебе лошадь, если у тебя собака как конь немецкий?» (с) все тот же автор). Немецкий конь у нас в семье был эталоном величия и мощи, как можно догадаться.

В принципе, она, наверное, не так и не права.

Ну, сами посудите, вот если вас радостно встречает собачка, которая, становясь на задние лапы (потому что привязана в ожидании отошедшей на минуту меня к дереву и другим способом, кроме как прыгая на задних ногах, радость от воссоединения выказать не в состоянии), радостно (клянусь, радостно!) орет во всю мощь луженой глотки и клацает зубами перед вашим лицом, что вы скажете? Мне говорили: «Ого, какой большой!» - и как-то растворялись во времени и пространстве.

Или вот, пройдя этот этап квеста на выживание в нашем полоумном семействе, вы с комфортом расположитесь в кресле, а к вам подойдет большая собака и начнет пристально вглядываться в глаза – вы что почувствуете? При этом ваши глаза находятся примерно на одном уровне. Собачка не рычит, что вы, нет, это же воспитанная, интеллигентная собачка, английская аристократия и все такое. Она просто СМОТРИТ. Пристально так. Обычно через несколько минут (а игра в «гляделки» может продолжаться доооолго) человек начинает ерзать или вжиматься в спинку кресла. И в дальнейшем желания поучаствовать в подобных развлечениях не испытывает.

Или вот котик возьмет и в знак приобщения к «стае» поставит автограф. В ботинки. Ну, вы знаете, как котики расписываются, да. Вот никогда (клянусь, ни разу в жизни!) не расписывался, и надо же. Конфуз какой. Один раз в жизни это случилось, но факт занесен в семейную летопись.

Или лошадка… ну, лошадка – это вообще песня. Во-первых, она большая и может совершенно случайно наступить. Или толкнуть. Или ненавязчиво так повернуться задом… А ультиматум «или я – или лошадь» имеет однозначный ответ. Не буду говорить, какой. Сами, небось, догадались.

Началось же это все безобразие еще на заре моего вступления в сознательную жизнь. Когда мы в составе нескольких дружащих между собой семей отправились отдыхать в Одессу.

Там у меня была первая почти любовь. Ну, не знаю уж, любовь ли, но имелся мальчик А., с которым мы дружили. И он даже подарил мне колечко. И вообще мы здорово проводили время. Вообще, в Одессе скучать – дело глупейшее. Но мы даже ездили в Лиманское – там базировалась база ВВС, где когда-то служил мой папа, и нас пустили внутрь и даже показали самолетики… Короче, все было хорошо и шло к тому, чтобы все жили долго и счастливо.

Пока не появилась птичка.

Однажды на пляже публика заволновалась, стала вглядываться в линию горизонта и переговариваться: «Смотрите, он тонет, он тонет!» Птичка тонула. Она еще держалась на воде, но перья были совершенно мокрыми, и понятно было, что несчастная нежить вот-вот пойдет на корм своей бывшей еде – рыбкам. Те уже потирали плавники в предвкушении восстановления исторической справедливости в пищевой цепочке.
Моя сестра в то время почти профессионально занималась плаванием, поэтому она и отправилась спасать птичку. И вскоре та была доставлена на сушу.

- Это альбатрос! – с важным видом произнес какой-то дядечка.

Это, скорее всего, не был альбатрос, а была морская чайка, но тогдашние мои познания в орнитологии оставляли желать даже лучшего, чем сейчас, а сейчас они далеки от совершенства, поэтому жертва стихии была утверждена альбатросом и получила соответствующую кличку «Алик».

Позже, читая о злоключениях, связанных с морской чайкой у Даррелла, я поняла, что скверный характер, видимо, присущ всем этим птицам от природы, но тогда мы списывали это на плохое самочувствие постояльца и не обижались на попытки, если что-то вызывало малейшее недовольство, пустить в ход клюв. Впрочем, я участи быть растерзанной счастливо избежала, но те, кому довелось познакомиться с «зубами» Алика, ходили в боевых шрамах.

Несмотря на легендарное птичье свободолюбие, Алик к обретению независимости отнюдь не стремился. Ему никто не мешал – он передвигался совершенно свободно, жил в тазу, наполненном травой, на нашей открытой террасе, и, хотя мог свалить на все четыре стороны, на жизнь не жаловался. Нам приходилось сложнее: мало того что каждый день производилась многократная уборка следов его жизнедеятельности, еще приходилось постоянно выбрасывать горы хлеба, огурцов и колбасы, которые подкидывались на прокорм птичке сердобольными обитателями пансионата.

Кроме того, каждый день мы носили птичку на море – набираться сил и тренироваться в плавании и полетах. И каждый день она весьма охотно возвращалась с нами в неволю.

Параллельно я принимала участие в организации приближающегося Дня Нептуна, где должна была изображать Русалку. Потому что тогда обладала длиннющей толстенной косой, ну и «у тебя же ноги».
И вот совпали две генеральные репетиции. Одна – посвященная Дню Нептуна, и вторая – по возвращению Алика к свободной жизни. Понятное дело, мне хотелось поучаствовать в обеих. Но, облачившись в наряд Русалки, я с возмущением обнаружила, что А. тащит Алика в сторону моря.

- Положь птичку на место!!! – зашипела я.

- Твои попросили его принести, - пытался оправдываться А., медленно пятясь по направлению к пляжу.

Увы, генеральная репетиция Алика прошла без меня. Но, очевидно, он был солидарен со мной в вопросе несвоевременности морских процедур, потому что, когда я в следующий раз увидела А., он напоминал неудавшегося самоубийцу: весь покрыт порезами от Аликововго мощного клюва.

- Так! Тебе! И надо! – мстительно заявила я.

В общем, помидоры завяли стремительно, и все было кончено.

А Алик на следующий день нас покинул. Мы оттранспортировали его в море, высадив недалеко от компании сородичей, и наш «альбатрос» поплыл к ним, даже не обернувшись на прощание. И вскоре превратился в одну из многочисленных белых точек на воде, совершенно неотличимый от других.

Но меня же ничему жизнь не учит. И сейчас у меня маленькая собачка, и лошадка, и еще очень хочу собачку еще одну завести, большую. Впрочем, вряд ли в моем почтенном (даже преклонном уже) возрасте есть шанс поумнеть. :-)

МОРСКАЯ ЧАЙКА

Tags: жЫзненное, животные, мои зверята, стеб, я
Subscribe

  • Цена быстрой лошади

    Мудрец отправился на рынок и обратился к торговцу лошадьми: - Почему у тебя одна лошадь стоит в десять раз дороже другой? - Потому что бежит в…

  • Пропитание

    Как-то заметил рабби Леви Иихак человека, торопливо пробегающего по улице. - Что ты так бежишь? – спросил он. - Ищу себе пропитание, - ответил…

  • Голова и хвост змеи

    Некогда жила змея, голова и хвост которой все время спорили между собой. Голова говорит хвосту: - Меня должно считать старшей! Хвост отвечает: -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Цена быстрой лошади

    Мудрец отправился на рынок и обратился к торговцу лошадьми: - Почему у тебя одна лошадь стоит в десять раз дороже другой? - Потому что бежит в…

  • Пропитание

    Как-то заметил рабби Леви Иихак человека, торопливо пробегающего по улице. - Что ты так бежишь? – спросил он. - Ищу себе пропитание, - ответил…

  • Голова и хвост змеи

    Некогда жила змея, голова и хвост которой все время спорили между собой. Голова говорит хвосту: - Меня должно считать старшей! Хвост отвечает: -…