Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Categories:

Перепост. Марк Рашид. Лошади никогда не лгут. Глава 2, часть 2

Оригинал взят у aime_85 в Марк Рашид. Лошади никогда не лгут. Глава 2, часть 2.
Начало - http://aime-85.livejournal.com/9205.html#cutid1
История со Стар произошла когда мне было 12 или 13 лет, и со временем забылась, до того момента, пока несколько лет спустя я не устроился на работу ковбоем на большое ранчо, основным делом которого были прогулки верхом для отдыхающих. На этом ранчо было 115 лошадей, единственной задачей которых было возить людей по прогулочным трассам. О этих лошадях очень хорошо заботились. Ежедневно они были вычищены до блеска, сбруя была идеально подобрана для каждой лошади, их кормили овсом дважды в день, а ночью выпускали на отличное пастбище, все ковбои обращались с лошадьми очень мягко и бережно. И большинство лошадей выглядели счастливыми и довольными и не имели ничего против шаговых прогулок по одному и тому же маршруту каждый день.

Но была одна лошадь, которая отличалась от всех.

Кит была десятилетней кобылой, и она была очень спокойной. Практически всегда её использовали для детей. Она никогда не играла, всегда сохраняла своё место в строю, иногда только пыталась ухватить пучок травы, как делают многие "детские" лошади. В общем, она делала своё дело без фанфар и особого энтузиазма. Единственная проблема с этой лошадью заключалась в том, что она была очень ленивой. Когда я говорю, что она была медленной, я имею в виду действительно очень медленной. Она была настолько медленной, что иногда я затруднялся сказать, шагает она или стоит. Если Кит была одной из лошадей у вас в строю - вы точно знали, что вернётесь к ранчо с опозданием как минимум в пол-часа. Поэтому ковбои предпочитали сократить путь на несколько десятков миль, только чтобы вернуться вовремя. Этот путь так и назвали "маршрут Кит".

Из-за того, что она была медленной, босс не часто брал эту лошадь в работу. Но с другой стороны она была настолько милой и послушной лошадью, что у босса не поднималась рука избавиться от неё. Да, она была ленивой, но в то же время она была очень безопасной и спокойной, идеальной для детей, которые отправляются на верховую прогулку первый раз в своей жизни.

Один из ковбоев, который регулярно работал с Кит в какой-то момент не выдержал, и сказал, что он научит эту лошадь двигаться нормально. Он сел на лошадь и стал чмокать и шлёпать её поводом, точно так же, как я делал это со Стар пару лет назад. Я видел, что ковбой имел то же самое намерение, что и я, когда ездил на Стар. Он болтался в седле и смотрел прямо вниз, на голову Кит. Кит ставила одну ногу перед другой так медленно, что было тяжело понять - двигается она вперед, или назад. После примерно пяти минут такого движения ковбой выглядел очень раздосадованным. Он спешился, привязал Кит к ограде и пошел в конюшню за шпорами.

Когда ковбой вернулся со шпорами, это увидел босс и спросил, зачем они нужны. Ковбой объяснил, что хочет научить Кит двигаться нормальным шагом. Босс молча сел на Кит, чмокнул и лёгким галопом ускакал вверх по холму, сделал вольт вокруг дерева и вернулся назад. Он спешился и сказал "Эта кобыла прекрасно умеет двигаться быстро. Она просто не видит в этом необходимости".

И он был прав. Кит сообразила, как тратить как можно меньше энергии на выполнение заданий. Я верю, что она сообразила, что чем быстрее она вернётся назад, тем скорее её снова возьмут на маршрут. Чем чаще её будут брать - тем больше энергии она будет тратить. А если она будет шагать максимально медленно – во-первых, она тратит меньше сил, во-вторых, ей реже берут в работу. Также, она добилась того, чтобы ковбои укорачивали маршрут прогулки... Так что, даже если её брали в работу - она работала значительно меньше, чем любая другая лошадь.

Я уверен, что многие люди возразят мне, что лошади не настолько умны, чтобы просчитать такую сложную логическую цепочку. Возможно, эти люди правы. Но знаете, в чём они ошибаются? А что если всё-таки лошади могут? А что, если они всё-таки способны просчитывать события наперёд?

Я могу привести другой пример умственных способностей лошадей. Это очень простая и распространённая вещь. Я говорю о лошадях, которые надуваются, когда затягиваешь подпругу. Практически каждый конник сталкивался с такими лошадьми в своей практике. Обычно, этим лошадям несколько раз подряд затягивали подпругу слишком сильно, и это причиняло им существенный дискомфорт. И эти лошади научились увеличивать обхват грудной клетки, вдыхая воздух в тот момент, когда человек затягивает подпругу. Как только человек затянул подпругу - лошадь выдыхает и таким образом, уменьшая объём грудной клетки, ослабляет давление подпруги.

Для меня особо интересен тот факт, что все лошади в разных уголках мира нашли этот способ избавить себя от дискомфорта независимо друг от друга! Никто не учил их этому специально! Тысячи, а возможно и миллионы лошадей независимо друг от друга пришли к выводу как решить проблему чрезмерно затянутой подпруги. Я в этом вижу метод не-агрессивного способа отстоять свои интересы. Они не используют агрессию и грубую силу для решения этой проблемы. Это попытка избежать конфликта и в то же время отстоять свои интересы.
Чем больше я нахожусь рядом с лошадьми - тем больше я убеждаюсь в том, что их основная цель - прожить день с как можно меньшим количеством конфликтов и споров, сохраняя себя от повреждений.

И это возвращает меня к Кит. Когда наступал вечер, весь табун из 115 голов выпускали на пастбище, площадью 10 акров (4 гектара) и там их ждал их корм - около 3 тонн сена. Как только сено появлялось в кормушках, в табуне тут же начинались разборки. Нужно отдать должное - серьёзных драк не было. Скорее, это были иерархические игры, в которых доминантные лошади - "боссы" решали, кто и в какой последовательности будет подходить к кормушкам.

Кит иногда вовлекалась в эти разборки, но она предпочитала стоять в стороне, ожидая пока доминантные лошади разберутся между собой и решат, кто и в каком порядке будет кушать. И только тогда, когда большая часть лошадей наелись Кит и еще несколько таких же, как она лошадей подходили к кормушке, чтобы покушать.

Через несколько недель я заметил, что стали происходить интересные изменения во время кормления. Когда появлялось сено несколько лошадей, вместо того чтобы бежать к кормушке и участвовать в разборках оставались стоять рядом с Кит. Как только пыль оседала, Кит выбирала одну из кормушек и двигалась к ней. Обычно, она выбирала ту кормушку, где было немного лошадей и они не были драчливы и доминантны. Те несколько лошадей, которые стояли за ней следовали так, как будто Кит была магнитом. Через несколько недель еще три или четыре лошади присоединились к табунчику Кит. К середине лета в её табуне было около 10 лошадей, которые постоянно следовали за ней. Если она шла пить - все шли пить за ней. Если она шла в тень - они следовали за ней. Если она шла есть - они шли есть тоже.
Кит нисколько не беспокоили лошади, следующие за ней. Она приняла их так, как будто они были лучшими друзьями всю их жизнь. И эта маленькая банда всегда вела себя тихо и мирно. Лошади в ней никогда не ссорились и не устраивали разборок друг с другом.

К концу лета в табуне появилась еще одна группировка, очень похожая на группировку Кит. Несколько лошадей объединились в компанию и выбрали лидера среди себя. Этот лидер был очень похож на Кит по поведению и темпераменту - он был тихим, скромным и очень постоянным и последовательным в своём поведении.

И, напротив, в табуне были и другие группировки, намного меньшие по числу членов, где спокойствие и порядок отсутствовали как класс. В этих группках постоянно царили суматоха, беспорядок, драки и провокации друг друга каждый день.

Так что можно было окончательно констатировать, что к осени табун распался на две большие группы "лидеров" и "лузеров". Активных было не много, 10 или 12, но при этом они руководили жизнью всего табуна. Они были альфами - лошадьми, которые первыми кушают, первыми пьют, они первыми заходили на пастбище и первыми выходили с него. Все остальные лошади были внизу иерархии, несмотря на то, что соотношение альф к остальным было порядка десяти к одному.

Самым интересным для меня было различие в поведении этих двух групп. Большая часть табуна, лузеры, достатчно редко вступали в стычки. Я не могу сказать, что их совсем не было. Они были, но были редки и не агрессивны. Когда приходило время есть или пить, эти лошади спокойно занимали своё место в очереди и ждали. Иногда они даже могли из вежливости пропустить кого-то перед собой.

Альфы, напротив, использовали любой повод для стычки. Стоять в очереди в ожидании, когда можно будет подойти к кормушке или к поилке для этих лошадей было совершенно неприемлемо. И малейшее нарушение дистанции другой лошадью немедленно становилось поводом для атаки. По факту, альфы большую часть времени проводили в попытках построить весь табун и доказать всем что они самые сильные, смелые и главные. И большую часть времени у основной части табуна занимала задача - не попасться на пути кому-то из альф.

С того времени у меня была возможность наблюдать за большим количеством разных табунов домашних лошадей. В каждом табуне было от тридцати до девяноста голов лошадей. В каждом табуне иерархия была достаточно стабильной и не менялась на протяжении года. И в каждом случае иерархия была похожа на иерархию в табуне на ранчо, где жила Кит. Табун делился на компанию альфа-особей и на несколько небольших банд. В каждой из которых был лидер, выбранный членами этой банды.

В каждом табуне альфы выглядели совершенно не заинтересованными в том, чтобы заводить друзей или с кем-то дружить. Напротив, они использовали любую возможность продемонстрировать свою доминантность.

Однажды я наблюдал за лошадью по кличке Скутер, который не позволял ни одной лошади приблизиться к поилке пока он пил, хотя места там хватило бы на десятерых. Он дважды кидался с крысой на группу лошадей, которая, по его мнению, подошла слишком близко к поилке, и постоянно кидал угрожающие взгляды в строну других лошадей. Когда он закончил пить и отходил от поилки, лошади разошлись перед ним, как красное море перед Моисеем. Было совершенно ясно видно, что лошади боялись Скутера, чего, похоже, он и добивался. Я знаю, сейчас кто-то может возразить мне, что лошади уступали ему дорогу из уважения, потому что он был главным, альфой. Мне кажется, что есть некая весьма существенная разница между страхом и уважением. И, как мне кажется, лошади тоже понимали эту разницу.
С другой стороны, как только один из добровольно выбранных лидеров малых групп, или, для простоты, давайте будем использовать термин "пассивный лидер" (я выбрал термин пассивный не потому, что эти лошади ведут себя пассивно, они достаточно умны и активны, когда им это необходимо, а скорее потому, что они не добиваются лидерства активно, как альфы, а являются выбранными их сотоварищами добровольно) подходил к воде, за ним практически всегда следовала вся его банда. И практически каждый раз пассивный лидер начинал пить пока его последователи стояли чуть в стороне. Как только лидер делал пару глотков - остальные лошади подходили и тоже начинали пить. В итоге, вся банда пила вместе. Не было ни угроз, ни атак, ни других устрашающих действий. Когда лидер уходил от поилки остальные лошади добровольно следовали за ним.

Наблюдение за этими процессами буквально открыло мне глаза, и я начал понимать слова Старика о том, что лошади предпочитают сберегать энергию. А также мне стало очевидно, что лошади ищут "путь наименьшего сопротивления" решая свои ежедневные проблемы. В табуне лошади сохраняют энергию, следуя за лидером, которому они доверяют принимать решения. В табунах, за которыми я наблюдал, лидерами выбирали не альф, а именно лошадей, чьё поведение было спокойным, логичным и безопасным. Лошадей, которые лидерский стиль которых был основан не на демонстрации силы, а на обучении своим примером.

И сейчас, прежде чем Вы поймёте меня неправильно - позвольте мне объяснить кое-что. Я не претендую на должность эксперта по табунному поведению лошадей, просто потому что я не считаю себя таковым. Я всего лишь делюсь своими наблюдениями, которые я сделал за годы наблюдения за лошадьми и работы с ними.

Когда я был мальчишкой и наблюдал за Стариком, я видел, что то, как он обращается с лошадьми очень похоже на поведение пассивного лидера. Он всегда смотрел на ситуацию не только с позиции человека, но и глазами лошади. И никогда не использовал силу, за исключением тех случаев, когда действия лошади прямо угрожали его жизни. И я видел, что лошади ценили и уважали этот подход. Они очень позитивно реагировали на просьбы Старика и всегда были заинтересованны, доброжелательны и дружелюбны. Оглядываясь назад, я понимаю, что похожие методы использовали все конники, которых я уважал. Но было много и тех, кто считал не зазорным применять силу и принуждение для достижения своих целей. И я часто замечал, что их лошади были значительно менее дружелюбны, общительны и готов сотрудничать.
Спустя годы работы с лошадьми я пришел к выводу, что чем более спокойным и последовательным я был в моей ежедневной работе и общении с лошадьми, тем лучшие результаты я получал. И наоборот, чем более непоследовательным и нетерпеливым я был, тем больше проблем мои лошади демонстрировали мне.

Вот еще одно интересное наблюдение, которым я хочу поделиться. Надцать лет тому назад я был участником программы по заездке диких мустангов. В первый год мы начинали обучение и заездку мустангов сразу же, как их привозили к нам, что не давало им времени узнать нас, а нам - познакомиться с ними. И поэтому лошади находились в сильном стрессе, пытаясь понять, что происходит и что мы от них хотим. Поэтому они с большим трудом запоминали даже простейшие вещи, которым мы их учили. В их поведении было много страха и агрессии.
Спустя год мы посмотрели на результаты и пришли к выводу, что причина многих проблем была в том, что лошади были сильно перегружены новой информацией и новыми условиями, в которые они попали. Стресс был настолько силён, что первые месяцы после поимки лошади были буквально дезориентированы. Место, где они выросли, осталось в прошлом, их табун, их друзья, тоже остались в прошлом. Они потеряли своё привычное место в табуне. И вокруг них постоянно были разные люди, которые вечно требовали от них что-то новое и непонятное. Их жизнь буквально перевернулась с ног на голову, и даже ежедневная рутина поесть -попить - поспать осталась позади. Конечно, им было не до обучения "как стать хорошей верховой лошадью".

Так что на следующий год мы решили попробовать другую схему. Вместо того, чтобы сразу начинать обучение мустангов, как только они приехали мы дали им некоторое время чтобы привыкнуть к изменившимся условиям. Для этого мы поместили их в небольшие левады, но оставили им возможность видеть друг друга, чтобы они знали, что они не одни. Мы ввели строгое расписание кормлений, чтобы лошади точно знали, что и когда они будут есть день ото дня. Их левады отбивались каждый день строго в одно и то же время. Мы хотели, чтобы в жизни этих лошадей появилась какая-то стабильность и предсказуемость, на которые они могли бы опираться. Даже если это всего лишь расписание кормления. Когда вставало солнце, они знали, что придёт человек и даст сено. Когда солнце поднималось над горами - они знали что придёт человек и уберёт навоз в леваде. Когда солнце пойдёт на спад - снова придёт человек с сеном. И так изо дня в день.

Первые полторы недели лошади убегали на другой конец левады, как только видели человека. Через неделю они стали проявлять настороженный интерес к тому, что делают люди. Еще через неделю самые смелые из них настолько привыкали к людям, что можно было начинать заниматься с ними. Некоторым лошадям требовалось гораздо больше времени, чем три недели. Но в любом случае, когда мы начинали обучение лошади были в куда лучшем эмоциональном состоянии и гораздо лучше воспринимали те вещи, которым мы их учили.

Забавно, что первые недели мы не делали с лошадьми ничего, что люди могут назвать обучением или тренингом. И за эти недели лошади понимали, что люди не хотят причинить им вред. Это снимало настороженность и лошади с большим спокойствием и вниманием относились к тому, что предлагали люди. Самым сложным было не подорвать то первое, хрупкое доверие. И опытным путём мы выяснили, что есть три ключевые вещи, которые помогают сделать это - спокойствие, уверенность и надёжность - те же качества, которые характерны для пассивных лидеров, которых лошади выбирают в табуне.


Tags: Марк Рашид, животные, лошади, перепост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments