Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

  • Music:

Чон

Чон был сыном Дымки и Макса, а поскольку право собственности на кошек определяется по котенкиной маме, то по закону он, как и Дымка, принадлежал нашим соседям. Но так как у Дымки были веские основания опасаться уничтожения детеныша законными хозяевами, она благоразумно произвела его на свет на чердаке нашего старого сарая, который до этого облюбовала в качестве охотничьего полигона. Впрочем, о ней я уже рассказывала, повторяться не буду.

О существовании котенка я узнала не сразу: Дымка шифровалась, как заправский шпион. Просто однажды утром мне показалось, что кто-то внимательно меня разглядывает, и, подняв голову, я увидела круглые глазюки крошечного котенка, с настороженным любопытством взиравшего с крыши сарая. Я восторженно запищала, протянула к нему руку, но котенок мгновенно развернулся и исчез в щели между досками.

Естественно, я задалась целью приручить малыша. Таскала приманку, часами просиживала возле сарая в ожидании его появления. Примерно неделя потребовалась для того, чтобы он позволил взять себя в руки. Это был угольно-черный малыш с круглым белым пятном на шейке и белым треугольником на животике. Не сильно разбираясь в кошачьей гендерной принадлежности (у собак с этим как-то проще), я решила, что это девочка, и всем семейством стали придумывать ей кличку. Но у всех случился творческий кризис, ничего путного придумать не могли и за черноту и лунообразное пятно окрестили кошечку Ночью. Однако когда Ночка подросла, выяснилось, что «она» - вполне себе «он». :-) И снова, не мудрствуя, просто перевернули имя наоборот – так появился Чон.

Один раз Дымка честно отвела его на смотрины к законным хозяевам, но, очевидно, кошачьему семейству там не сильно понравилось, и через сутки Дымка привела сына обратно. Уже насовсем. Сама, правда, переселилась к законным хозяевам, а нас по-прежнему навещала.

Чон тем временем взрослел. Черный окрас он унаследовал от Макса, а миниатюрный размер и внешнюю хрупкость – от Дымки. И совсем домашним так и не стал: с нашими собаками поддерживал скорее нейтралитет, чем дружбу, в дом заходил только поесть и немного вздемнуть, а потом настойчиво просился на улицу. Потому что у него там были важные и неотложные дела.

Дело в том, что Макс, который терпеть не мог других котов, как ни странно, все же позволил родственным чувствам взять верх, и они с Чоном необычайно поладили, а объединив усилия, являли собой настоящую непобедимую банду, наводившую ужас на всех окрестных котов. И постоянно отправлялись на поиски приключений.

Но было кое-что, в чем Чон намного превзошел своего папу. Считается, что коты никогда не ловят крыс: это, мол, законная добыча кошек. Вроде как коты крыс побаиваются. И Макс на самом деле не был замечен в охоте за этими опасными грызунами. А вот Чон… Он пошел по стопам своей выдающейся охотницы-мамы и, несмотря на то, что никак не являл собой образец богатыря кошачьего рода, почитал за честь сразиться с крысой. Несколько раз я видела, как он, чуть ли не пыхтя от натуги, затаскивает на поленницу очередную жертву, размером почти с себя самого. Крысы в этой войне потерпели сокрушительное поражение – через год после того, как Чон ступил на тропу войны, я их больше на участке не видела. И, забегая вперед, скажу, что вернуться они рискнули лишь через полгода после того, как их неутомимого врага не стало в живых.

Чон был крайне любопытным созданием, и однажды это качество едва не стоило ему жизни. Дело в том, что в одно лето мои родственники загорелись завести собственный выводок цыплят. Запаслись яйцами, взяли взаймы у соседей курицу-наседку, и вскоре у нас водилось 10 очаровательных птенцов. Однако радость была недолгой: через три недели хорек за одну ночь уничтожил их всех, в живых осталась лишь наседка, каким-то чудом умудрившаяся выщемиться из сарайчика, где детский сад ночевал отдельно от остальных наших кур. Мои родственники преисполнились жажды мести и решили, несмотря на мой бурный протест, изловить хорька капканом. А во избежание попадания в ловушку наших собственных зверей, страшное орудие было, как нам казалось, надежно забаррикадировано дровами.

Хорек в капкан не попался. Зато попался Чон. Я не знаю, как он дотянулся до приманки между поленьями, но в один далеко не прекрасный день мы обнаружили его в этом незавидном положении. Капкан сразу же убрали, но было поздно.

Перелома, к счастью, каким-то чудом удалось избежать, но заживала лапа плохо, и в довершение всего начала гноиться. Поэтому каждый день кота ждала обработка. Процедура крайне болезненная, и вначале мы опасались сами остаться без рук, но Чон проявил невероятное мужество: он не вырывался и не отбивался, держал лапу абсолютно неподвижно, понимая, что ему хотят помочь. Единственное, что он себе позволял – это жалобно мяукать.

А как только лапа зажила, недавний болящий напару с закадычным папашей тут же отпраздновал это очередной бандитской вылазкой.

Tags: животные, кошки, мои зверята
Subscribe

  • Мокрыя травы

    Я сумую па радзіме, Па яе лугах і нівах, Па трыпутніку, што гладзіў Ногі збітыя мае, Па укропе на гародзе, Рэчках ціхіх і лянівых І па сопкай белай…

  • Еще рабочее

    Человеку важно понимать язык собак. Зачем это нужно и как научиться это делать? Язык собак *** Увы, но до сих пор порой практикуется так…

  • Ловкачи vs Творцы

    Ни одно общество не бывает полностью справедливым, и наше, конечно, не является таковым. К сожалению, есть два типа влиятельных людей, и их методы и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments