Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

К. Лоренц. Агрессия (так называемое зло)

Вообще нет лучшей утренней гимнастики для исследователя, чем каждое утро перед завтраком расправляться с какой-нибудь своей любимой гипотезой. Это сохраняет молодость.



 

***

Мой учитель Оскар Гейнрот часто шутил: "Крылья фазана-аргуса и темп работы людей западной цивилизации — самые глупые продукты внутривидового отбора". И в самом деле, спешка, которой охвачено индустриализованное и коммерциализованное человечество, являет собой прекрасный пример нецелесообразного развития, происходящего исключительно вследствие конкуренции между собратьями по виду. Нынешние люди заболевают болезнями бизнесменов — гипертонией, сморщенностью почек, язвами желудка, мучительными неврозами, они впадают в варварство, потому что у них нет больше времени на культурные интересы. И все это без всякой необходимости: ведь они вполне могли бы договориться работать впредь поспокойнее — то есть теоретически могли бы, ибо на практике это им, очевидно, не легче, чем петухам-аргусам договориться об уменьшении длины маховых перьев.

***

Так называемая "полярная болезнь", или "экспедиционное бешенство", поражает преимущественно небольшие группы людей, когда они в силу обстоятельств, на которые указывают сами эти названия, обречены общаться только друг с другом и тем самым лишены возможности сталкиваться с кем-либо посторонним, не входящим в их товарищество. Из сказанного уже ясно, что накопление агрессии тем опаснее, чем лучше члены данной группы знают друг друга, чем больше они друг друга понимают и любят. В такой ситуации, как я могу утверждать по собственному опыту, все стимулы, вызывающие агрессию и внутривидовую борьбу, претерпевают резкое снижение пороговых значений. Субъективно это выражается в том, что человек на мельчайшие жесты своего лучшего друга — стоит тому кашлянуть или высморкаться — отвечает реакцией, которая была бы адекватна, если бы ему дал пощечину пьяный хулиган. Понимание физиологических закономерностей этого, разумеется, чрезвычайно мучительного явления хотя и предотвращает убийство друга, но никоим образом не облегчает мучений. Выход, который в конце концов находит понимающий, состоит в том, что он тихонько выходит из барака (палатки, иглу) и разбивает что-нибудь — не слишком дорогое, но чтобы разлетелось на куски с как можно большим шумом. Это немного помогает. На языке физиологии поведения это называется, по Тинбергену, перенаправленным или смещенным действием (redirected activity). Мы еще увидим, что этот выход часто используется в природе, чтобы предотвратить вредные последствия агрессии. А непонимающий убивает-таки своего друга — что нередко случалось! 

***

Есть старая трагикомическая история о проповеднике из маленького городка на американском Западе, купившем, не зная того, лошадь, на которой много лет ездил пьяница. Этот Росинант заставлял своего преподобного хозяина останавливаться перед каждым кабаком и заходить туда хотя бы на минуту. В результате он приобрел в своем приходе дурную славу и в конце концов на самом деле спился от отчаяния. Эта история всегда рассказывается лишь в шутку, но она может быть буквально правдива, по крайней мере в том, что касается поведения лошади!

Воспитателю, этнологу, психологу и психиатру такое поведение высших животных покажется удивительно знакомым. Каждый, кто имеет собственных детей или хотя бы сколько-нибудь полезен в качестве дядюшки, знает по собственному опыту, с какой настойчивостью маленькие дети цепляются за каждую деталь привычного: например, как они впадают в настоящее отчаяние, если, рассказывая им сказку, хоть немного уклониться от однажды установленного текста. А кто способен к самонаблюдению, тот должен будет признаться себе, что и у взрослого культурного человека привычка, если она закрепилась, обладает большей властью, чем мы обычно себе сознаемся. Однажды я внезапно осознал, что, разъезжая по Вене в автомобиле, как правило, использую разные пути к некоторой цели и обратно от нее; а было это еще в то время, когда не было улиц с односторонним движением, вынуждающих ездить именно так. И вот, возмутившись сидящим во мне рабом привычки, я попробовал проехать "туда" по обычной обратной дороге и наоборот. Поразительным результатом этого эксперимента стало несомненное чувство боязливого беспокойства, настолько неприятное, что назад я поехал уже по привычной дороге. (…) Наконец, психиатру и психоаналитику описанное поведение животных напомнит навязчивую потребность повторения, которая обнаруживается при определенных формах невроза, так и называемых "неврозами навязчивых состояний", и в различных мягких формах наблюдается у очень многих детей. Я отчетливо помню, как в детстве внушил себе, что произойдет что-то ужасное, если я наступлю не на каменную плиту, а на промежуток между плитами широкой мостовой перед венской ратушей. Как раз такую детскую фантазию неподражаемо изобразил А. А. Милн в одном из своих стихотворений.

***

Совершенно очевидно, что не существует ничего такого, что, как целое, могло бы быть названо "материнским инстинктом" или "инстинктом заботы о потомстве"; более того, нет даже врожденной "схемы" врожденного узнавания собственных детей. Целесообразное, с точки зрения сохранения вида, обращение с потомством является скорее результатом множества эволюционно возникших форм движения, реакций и торможений, организованных Великими Конструкторами таким образом, что все вместе они действуют при нормальных внешних условиях как целостная система, "как будто" данное животное знает, что ему нужно делать в интересах выживания вида и его отдельных особей. Такая система уже является тем, что вообще можно было бы назвать "инстинктом", а в случае нашей индейки — инстинктом заботы о потомстве. Но это понятие, даже если рассматривать его указанным образом, вводит в заблуждение, поскольку функции этой системы не ограничиваются теми, которые соответствуют определению данного понятия. Напротив, в ее общую структуру встроены и такие побуждения, которые имеют совершенно другие функции, как в нашем примере агрессия и включающие ее рецепторные механизмы.

***

Очевидно, таким образом, что социальное первенство самок у снегирей, так же как и у псовых, — это лишь видимость, которая создается "рыцарским" запретом для самцов обижать своих самок. Совершенно

такое же с формальной точки зрения поведение мужчины в западной культуре являет замечательную аналогию между обычаем у людей и ритуализацией у животных. Даже в Америке, в стране безграничного почитания женщины, по-настоящему покорного мужа нисколько не уважают. Идеал мужчины требует, чтобы супруг, несмотря на подавляющее духовное и физическое превосходство, в соответствии с ритуально регламентированными правилами повиновался малейшим капризам своей жены. Знаменательно, что для презираемого, по-настоящему покорного мужа существует определение, взятое из поведения животных. Про такого говорят "hen-peeked"' и это сравнение прекрасно иллюстрирует ненормальность мужской подчиненности, потому что настоящий петух не позволит себя клюнуть ни одной курице, даже своей фаворитке. Впрочем, у петуха нет никаких запретов, которые мешали бы ему клевать кур.

***

Таким образом, возникает своеобразный трогательный парадокс: как раз наиболее кровожадные звери — прежде всего волк, которого Данте называет "bestia senza pace"'. — обладают самыми надежными средствами торможения убийства, какие только есть в этом мире. Когда мои внуки играют со сверстниками, необходим присмотр кого-то из взрослых; но я со спокойной душой оставляю их одних в обществе наших больших собак — помеси чау с овчаркой, — чрезвычайно свирепых на охоте. Социальные запреты, на которые я полагаюсь в подобных случаях, отнюдь не являются чем-то приобретенным в процессе одомашнивания, но, вне всяких сомнений, унаследованы от волка, bestia senza pace!

***

Мы не знаем ни одного живого существа, которое способно к личной дружбе и при этом лишено агрессивности. Особенно впечатляющей является эта связь у тех животных, которые становятся агрессивными лишь в период размножения, а в остальное время лишены агрессивности и образуют анонимные стаи. Если у таких существ вообще возникают личные связи, с угасанием агрессивности они распадаются. Именно поэтому не сохраняются супружеские пары у аистов, зябликов, цихлид и прочих, когда они собираются в громадные анонимные стаи для осенних странствий.

***

Это классический пример явления, которое мы с Тинбергеном называем переориентированным движением (англ. redirected activity). Оно определяется тем, что некоторая форма поведения, запускаемая одним объектом, ввиду того, что от этого объекта одновременно исходят и тормозящие стимулы, направляется на другой предмет, отличный от того, который запустил эту форму поведения. Так, например, человек, рассердившийся на другого, скорее ударит кулаком по столу, чем по его лицу, — именно потому, что этому препятствуют определенные запреты, а ярость требует выхода, как лава в вулкане. Большинство известных случаев переориентированного движения относится к агрессивному поведению, которое провоцируется каким-нибудь объектом, одновременно вызывающим страх. На этом специальном случае Б. Гржимек, назвавший его "реакцией велосипедиста", впервые распознал и описал принцип переориентирования. "Велосипедист" означает здесь любого, кто выгибает спину кверху и давит ногами книзу. Особенно отчетливо проявляется механизм такого поведения в тех случаях, когда животное нападает на предмет своего гнева с некоторого расстояния, затем, приблизившись, замечает, настолько тот страшен, и тогда, поскольку оно не может затормозить уже заведенный механизм нападения, изливает свою ярость на какое-нибудь безобидное существо, оказавшееся рядом.

***

Когда я недавно, уже трудясь над этой главой, прорабатывал вместе с Хельгой Фишер все ее гусиные протоколы, то, несмотря на все вышеуказанные соображения, был несколько разочарован тем, что описанный моим учителем нормальный случай абсолютной "верности до гроба" среди великого множества наших гусей оказался сравнительно редким. Возмутившись моим разочарованием, Хельга произнесла бессмертные слова: "Чего ты хочешь? Ведь гуси, в конце концов, тоже всего лишь люди!"

***

Предположим, что некий беспристрастный этолог сидит на какой-то другой планете, скажем, на Марсе, и наблюдает социальное поведение людей с помощью зрительной трубы, увеличение которой слишком мало, чтобы можно было узнавать отдельных людей и прослеживать их индивидуальное поведение, но вполне достаточно, чтобы наблюдать такие крупные события, как переселения народов, битвы и т. п. Ему никогда не пришло бы в голову, что человеческое поведение направляется разумом или тем более ответственной моралью.

***

В символе плодов от древа познания заключена глубокая истина. Знание, выросшее из понятийного мышления, изгнало человека из рая, в котором он мог, бездумно следуя своим инстинктам, делать все, чего ему хотелось. Исходящее из этого мышления диалогически вопрошающее экспериментирование с окружающим миром подарило человеку его первые орудия: ручное рубило и огонь. И он сразу же использовал их для того, чтобы убивать и жарить своих собратьев. Это доказывают находки на стоянках синантропа: возле самых первых следов использования огня лежат раздробленные и, несомненно, поджаренные человеческие кости. Понятийное мышление дало человеку господство над всем вневидовым окружением и тем самым спустило с цепи внутривидовой отбор, о вредных последствиях которого уже говорилось (с. 89); в его "обвинительный акт" следует, видимо, занести и ту гипертрофированную агрессивность, от которой мы страдаем еще и сегодня. Дав человеку словесный язык, понятийное мышление одарило его возможностью передачи сверхиндивидуального знания и культурного развития; но это повлекло за собой настолько резкие изменения в условиях его жизни, что способность его инстинктов к ним приспосабливаться потерпела крах.

***

В действительности можно лишь пожалеть о том, что человек как раз не имеет "натуры хищника". Большая часть опасностей, которые ему угрожают, проистекает из того, что от природы он сравнительно безобидное всеядное существо; у него нет естественного оружия, принадлежащего его телу, которым он мог бы убивать крупных животных. Именно потому у него нет и тех механизмов безопасности, возникших в процессе эволюции, которые удерживают всех "профессиональных" хищников от применения оружия против собратьев по виду.

***

Хотя со времени изобретения ручного рубила значительно возросла моральная ответственность и соответственно усилились вытекающие из нее запреты убийства, но, к сожалению, в равной мере возросла и легкость убийства, а главное — утонченная техника убийства привела к тому, что последствия деяния уже не тревожат того, кто его совершил. Расстояние, на котором действует всякое огнестрельное оружие, спасает убийцу от раздражающей ситуации, которая в противном случае оказалась бы в чувствительной близости от него во всей ужасной отвратительности последствий. Эмоциональные глубины нашей души попросту не принимают к сведению, что сгибание указательного пальца при выстреле разворачивает внутренности другого человека. Ни один психически нормальный человек не пошел бы даже охотиться на зайцев, если бы ему приходилось убивать дичь зубами и ногтями. Лишь благодаря отгораживанию наших чувств от всех очевидных последствий наших действий становится возможным, чтобы человек, который едва ли решился бы дать заслуженную оплеуху невоспитанному ребенку, был вполне способен нажать пусковую кнопку ракетного оружия или открыть бомбовые люки, обрекая сотни милых детей на ужасную смерть в огне. Бомбовые ковры расстилали добрые, честные, порядочные отцы семейств — ужасающий, сегодня уже почти невероятный факт!

***

Таков Двуликий Янус — человек. Единственное существо, способное с воодушевлением посвящать себя высшим целям, нуждается для этого в организации физиологии поведения, звериные особенности которой несут в себе опасность, что это существо будет убивать своих братьев в убеждении, будто так надо для достижения именно этих высших целей.

 

Tags: животные, книги, люди, мир вокруг нас, отношения
Subscribe

  • Перепост. Речевые игры для детей

    Оригинал взят у aime_85 в РЕЧЕВЫЕ ИГРЫ для детей Оригинал взят у anna_zhulidova в РЕЧЕВЫЕ ИГРЫ РЕЧЕВЫЕ ИГРЫ Речевые игры –…

  • День 100

    Оооо, я сделала это! Выполнила программу-максимум. :-) Ни одного дня не пропустила! :-) Не сказать, что это было легко – по правде говоря, местами…

  • День 99

    В прошлую субботу я уныло разгядывала прогноз погоды на эти выходные и сетовала, что, мол, вот, последние солнечные деньки. И действительно – почти…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments