Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Category:

Об анималотерапии

На площадке занимались собаки, штук пятнадцать, и такое же количество подростков – примерно от 12 до 16 лет. Инструктор мастерски направлял эту кутерьму в нужное русло, и работа шла четко, как часы: бум, барьеры, общий курс, упражнения на выдержку… На первый взгляд – обычное занятие по дрессировке, ничего особенного. Если не знать, что эти собаки, все до одной – отказные, а несколько из них буквально вытащены из комнаты эвтаназии. Некоторые – из приютов или прямо с улицы. С детьми тоже не все просто: каждый из них столкнулся с трудностями и непониманием в школе и дома. Здесь дети помогали социализировать собак и находить им новый дом. И сами потихоньку, незаметно даже для самих себя;-) оттаивали, заводили друзей, учились жить в этом сложном мире.

Еще одна особенность: единственный метод, который считался приемлемым как в отношении собак, так в отношении детей – положительное подкрепление. Только так и никак иначе. Потому что там считалось, что это тот самый способ, который может вернуть и детям, и собакам веру в то, что этот мир не состоит из одного только зла, а значит, им незачем накапливать зло в душе.

Так я впервые увидела, что такое анималотерапия в действии. Увидела и почти забыла…

Какое-то, довольно продолжительное время спустя, я мучительно раздумывала над архисложным вопросом: какую бы тему выбрать для магистерской. Чтоб и не очень скучно, и не заезженно, и… Как раз тогда нам дали доступ ко всем электронным британским научным библиотекам, и в одной из подшивок совершенно случайно наткнулась на статью о методике обучения детей с особенностями развития чтению с помощью… собак. Стало интересно. Начала прокачивать, до чего вообще человечество дошло в плане использования в терапевтическом процессе братьев наших меньших, и нарыла целый кладезь. Вопрос с темой решился сам собой. :-)

Потом была практика: дельфинарий, где дельфины общались со слепыми детьми, три иппотерапевтичеких клуба с совершенно разными методиками, кинологический центр, даже птицы, кролики и мыши, куча интервью и тестов…

Очень долго я пребывала в полнейшем восхищении. Потому что, черт возьми, действительно ведь работает! Если смотреть только с точки зрения человека – просто бесценный способ.

Однако когда эйфория от лично пощупанных результатов (действительно потрясающих) несколько спала, стал озадачивать вопрос цены. Первой под обстрел попала дельфинотерапия. Здесь все сложно. Она помогает. Но проблема в том, что дельфины совсем не приспособлены к жизни в дельфинариях. Потому что это закрытые пространства, а представляете, что такое закрытое пространство небольшого объема для существа, которое ориентируется с помощью ультразвука? Если у вас есть способность хоть на мгновение влезть в чужую шкуру и некоторая доля воображения – можете представить сами. А хлорированный бассейн – это все-таки не то же самое, что океан. А дельфин – это даже не просто животное, это другое живое существо, которое по интеллекту не уступает человеку, а уж по чувствам и подавно… Очень, очень хотелось бы, чтобы все было безобидно и радужно, но дельфинов жалко… Да и высокий смысл? Если учитывать тот факт, что общение с другими животными дает результат ничуть не хуже.

С лошадьми и собаками проще. Они сами могут получать удовольствие от такого общения. Причем максимальный эффект может достигаться ТОЛЬКО и ИМЕННО тогда, когда это удовольствие обоюдное.

Но для этого нужно одно непременное условие. У зверя должен быть выбор – возможность уходить из контакта и возвращаться. В любой момент. Тогда, когда им это нужно.

Почему это лучше для животных – понятно. Общение не просто ради общения, а с терапевтической целью – дело напряжное и жуть какое энергозатратное: даже у людей, которые работают в этой сфере, существует лимит, у каждого свой. При его превышении происходит то, что называется выгоранием. Очень неприятная штука. Если это случается – дальше пользы клиенту никакой, а терапевту, будь он двуногий или четвероногий – один вред, тут уж ему самому лечиться впору. А сказать о том, что дошли до предела, животные могут только одним способом – выйдя из контакта.

Но почему это единственный возможный вариант для клиентов – детей и взрослых? Смотрите, что получается. Почему анималотерапия эффективна? Физиологический эффект от верховой езды я в расчет не беру: общение детей, болеющих детским церебральным параличом, с собаками дает тот же результат, а иногда и лучший, хотя на собаках, как понимаете, верхом не ездят. Значит, дело не в верховой езде самой по себе, во всяком случае, она не главная составляющая. Главную роль здесь стоит отвести тому, что называется «психо». И тогда все становится более-менее понятно.

Со зверями часто банально проще общаться, по крайней мере, детям, и это общение само по себе является серьезным стимулом. Звери дают то, что часто сложно получить от людей, особенно тем, у кого есть проблемы. Это безусловное принятие (которое не зависит от внешности, денег, социального статуса, религиозной принадлежности, взглядов и т.д.) – вас любят за то, что вы есть. Детям с особенностями особенно важно. Это эмпатия – способность к сопереживанию (не жалость, а умение понять и разделить ваши актуальные чувства, что называется, влезть в вашу шкуру). Это необходимость в однозначных четких действиях с вашей стороны. И это – столь же однозначный четкий ответ на то, что вы делаете, честный и не искаженный социальными условностями. Если вы делаете собаке неприятно – она отстранится или отойдет, а не натянет искусственную улыбку, делая вид, что ничего не случилось. Если вы ее гладите всячески доставляете приятности – она будет вилять хвостом и улыбаться вполне искренне. :-) У них нет двойного дна.

Но даже если они отстраняются, у них достает мудрости вернуться, т.е. они могут вынести негатив с вашей стороны и при этом не разрушиться, не бросить вас и не объявить законченным негодяем. Вы можете ошибаться – и исправлять ошибку, и вас принимают снова.

Разумеется, все это возможно только при правильном подборе зверя. Именно поэтому в серьезных организациях очень тщательно отбирают лошадей и собак, очень долго готовят и всячески блюдут их эмоциональное благополучие, давая возможность выбора. Не только ради гуманизма, как можно подумать (хотя без этого и никуда;-)), но и ради банальной эффективности. :-)

А если у зверя нет выбора, научить своего клиента он может только одному: помощь можно получить, если заставить другого (неважно, лошадь это, собака или человек) ее оказывать. Не попросить, не пытаться делать взаимодействие с этим другим приятным – а банально заставить. Простой выход. Но… не думаю, что вам понравилось бы подобное отношение с чьей-либо стороны, разве не так? :-)

И еще одно. Только если у зверя имеется реальный выбор, есть возможность исключить случаи, когда терапевтическая собака кусает своего «пациента» или лошадка чего-нибудь вытворяет травмоопасного.

Разумеется, это только мои размышления, но основаны они на тщательном изучении вопроса не в одной организации и даже не в одной стране, так что, наверное, имею на них право. :-) Или я что-то упускаю?

Tags: анималотерапия, дети, животные, лошади, люди, образование, психология, работа, собаки
Subscribe

  • Истории Аякса и Тори

    Яшич и пироплазмоз Поскольку Яксон уже поправился и все позади, ттт, можно и рассказать. Пироплазмоз – это то, что, казалось, может случиться с…

  • Истории Аякса и Тори

    Вредная собака Когда я спрашиваю: «Кто у нас вредная собака?» - Яшич с широченной ухмылкой подбегает и начинает описывать вокруг меня круги. Я до…

  • О Гонжище и конюшенных обитателях

    Гонжик, т-т-т на него, повеселел. Когда я приехала к нему, вышел навстречу, гугукал и лизался. Без вопросов отправился за мной в сад, с немалым…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments