Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

Дружок

Еще не так давно в моде (хотя дурацкое это понятие – мода на собак) были ротвейлеры. И я была в числе тех, кто поддался грубоватому очарованию этой породы. Несмотря на то, что потом стали говорить о том, как они опасны, рассказывать страшилки об их злобности и диком, неукротимом нраве, о том, что во Франции, например, собак этой породы даже запрещено держать в городских квартирах, и так далее, и так далее…

Может, это и так. Наверное, мне просто повезло, но почти все ротвейлеры (за одним исключением, но там дело было в хозяине), с которыми мне довелось общаться, были на редкость умными и добродушными созданиями. И первым из них был Дружок. Он не был моей собакой, более того, виделись мы очень редко, но именно он «виноват» в том, что всех его соплеменников я априори воспринимаю как наделенных необыкновенной интеллигентностью, верностью и добротой.

***
Собака принадлежала нашему знакомому, пожилому человеку, который жил в деревне Тухинь Дубровенского района, расположенной в живописном месте на Днепре, на самой окраине нашей Синеокой. Мы навещали Степана Васильевича каждый год, приезжая на папину историческую родину, и тогда же, раз в год, видели Дружка.

В первый раз, помнится, я очень удивилась: уж больно необычно было увидеть породистую собаку, да еще такой редкой в то время породы, в этом богом забытом месте. Говорили, что щенка сперли из какого-то питомника, а потом продали Степану Васильевичу за бутылку водки. Много чего говорили… Но факт остается фактом: за домом на цепи сидел настоящий ротвейлер – крупный, массивный, с огромной головой, необхватной грудью и толстенными лапами. Пес увидел чужих, коротко рыкнул и бросился вперед, но прочная цепь тут же отбросила его назад. Он рванулся снова, но тоже безрезультатно. Было что-то жутковатое в том, как огромная собака практически бесшумно раз за разом бросается на тебя. Но вышел хозяин, крикнул: «Дружок, нельзя!» - и пес лег на землю, продолжая настороженно следить за нами взглядом круглых карих глаз.

Вечером Степан Васильевич сказал:

- Я спущу Дружка, он ночью всегда свободно бегает, но вы не бойтесь, он вас не тронет.

Хозяин отщелкнул карабин, пес пулей вылетел на улицу, подбежал к нам и… усиленно завилял обрубком хвоста, внимательно принюхиваясь. Так мы подружились.

С тех пор каждый раз, когда мы приезжали, хоть случалось это всего лишь раз в год, Дружок неизменно узнавал нас и встречал радостным повизгиванием и прыжками. Его хозяин утверждал, что друзей он заводит раз и навсегда. Верю, что так оно и было. Дружок был исключительно доброй собакой – прямо из-под носа у него можно было забрать миску с едой, а он только приветливо вилял куцым хвостом: угощайтесь, мол, гости дорогие. :-) Когда его начинали гладить, он тут же, словно маленький щенок, переворачивался на спину, подставляя для почесушек пузичко. Пес ходил с нами на прогулки, играл, таскал брошенные ему палки…

Но была в жизни Дружка одна печаль. Обожаемый хозяин часто болел (сказывались полученные еще на войне ранения) и попадал в больницу. В это время Дружок оставался «на хозяйстве» совсем один. Он охранял дом, местные жители иногда подкармливали его. Доброго, приветливого пса все жалели.

Однажды, возвращаясь из поездки в Москву, мы решили заехать навестить Степана Васильевича. Для Дружка, как всегда, было приготовлено угощение… Но в этот раз двор встретил нас непривычной тишиной. Никто не выбежал навстречу с радостным повизгиванием. Вышел Степан Васильевич, мы поздоровались, спросили, как дела, ну и, конечно, не преминули поинтересоваться:

- А где же Дружок?

- Нет Дружка, - развел руками хозяин.

Оказалось, что осенью Степан Васильевич заболел, на этот раз очень серьезно. И его дочь, живущая в Минске, решила забрать отца к себе, а деревенский дом использовать как летнюю резиденцию. Но огромный, добродушный Дружок в городской квартире показался им явно лишним. И его отдали местному пастуху.

Тот увел пса, пообещав хорошо о нем заботиться. Но собачье сердце – штука такая… Увы, на следующее утро новый хозяин нашел Дружка в будке, там же стояла нетронутая миска с едой. А пес больше так и не проснулся…

Tags: животные, собаки
Subscribe

  • (no subject)

    Врожденный порок капитализма – неравное распределение благ; врожденное достоинство социализма — равное распределение нищеты. Уинстон Черчилль

  • Мое рабочее психологическое

    Бесят ли вас так же советы про «позитивное мышление», как бесят они меня? Позитивное мышление: почему оно не работает *** Многие сейчас…

  • ***

    Успех – это способность шагать от одной неудачи к другой, не теряя энтузиазма. Уинстон Черчилль

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    Врожденный порок капитализма – неравное распределение благ; врожденное достоинство социализма — равное распределение нищеты. Уинстон Черчилль

  • Мое рабочее психологическое

    Бесят ли вас так же советы про «позитивное мышление», как бесят они меня? Позитивное мышление: почему оно не работает *** Многие сейчас…

  • ***

    Успех – это способность шагать от одной неудачи к другой, не теряя энтузиазма. Уинстон Черчилль