Elsie (elsie_by) wrote,
Elsie
elsie_by

О птичках. Утиные истории

Как-то на фоне депрессняка и скорби о невозвратно ушедшем вспомнилось. :-)

Лет восемнадцать тому назад, когда наш купленный в качестве круглогодичной дачи деревенский дом еще не стоял позаброшенным и там вовсю кипела жизнь, в деревню на продажу привезли суточных утят и гусят. На тот момент для наших мест это являлось, можно сказать, экзотикой – местное население держало только кур – и моя мама решила приобщиться к новаторской практике и принесла десяток крошечных суточных утят. Я таких малявок видела впервые и была просто очарована: пушистые – гораздо пушистее и круглее, что ли, чем цыплята, - с крошечными клювиками и перепончатыми лапками, малыши были как игрушечные.

Вначале они поселились в доме. Жили в картонной коробке, гуляли по застеленному газетами полу. А вечером мы решили, что раз уж нам достались создания водоплавающие, грех лишать их природной среды, и поставили неглубокую миску с водой. Что тут началось! Они подбегали к миске, с разбегу плюхались в воду, барахтались в ней, а потом, намокнув, выскакивали и, растопырив крошечные крылышки, забавно топоча лапками, как малюсенькие самолетики, на огромной скорости носились по комнате, а обсохнув, снова мчались к миске, и процедура повторялась. Картинка была такой забавной, что все зрители не могли удержаться от хохота, и на ближайшее время неизменное развлечение было обеспечено.

Когда малышня подросла, они стали проводить весь день во дворе, где в качестве пруда мы вкопали глубокую миску. Однако эта благая идея едва не обернулась трагедией, потому что мы напрочь позабыли об одном законе: вода имеет обыкновение вытесняться из емкости при погружении туда «тела», а поскольку тела утят погружались туда постоянно, уровень воды в «пруду» так же постоянно падал, а края миски были слишком скользкими, чтобы, когда это происходило, утенок мог выбраться. И хотя я периодически наполняла водоем до краев, однажды не уследила и, придя проведать своих подопечных, нашла в миске бездыханное тельце.

Я, безутешно рыдая, уже готовилась похоронить несчастного, как вдруг папа обнаружил, что, хоть птенец и не дышит, сердечко еще еле слышно бьется. И начал проводить реанимационные процедуры: искусственное дыхание. Вы когда-нибудь видели, как утенку делают искусственное дыхание? Вот, а я видела, можете мне завидовать.:-) И случилось чудо: малыш начал поперхиваться, потом задергался и… ожил! Радость моя была столь же безмерна, сколь и предшествующее ей горе. Миску, разумеется, выкопали от греха подальше, а «утопленник» еще некоторое время опознавался среди своих собратьев, пребывая возмутительно чистым, а потом, приняв несколько столь любимых малышней песочных ванн, затерялся в толпе. К счастью, и утопление, и последующее воскрешение прошли для него бесследно.

К сожалению, мне уже сложно вспомнить каждого из них индивидуально, но некоторые товарищи впечатались в память.

Как водится, в стаде всегда находится «слабое звено», и наше утиное семейство не стало исключением. Один утенок был значительно хилее собратьев, за что получил кличку Болек. Правда, надо отдать должное другим утятам – в отличие от законов в курином стаде, у них царила дружба и взаимовыручка, и Болека не обижали. Просто он был меньше и слабее других, вот и все.

Еще одной выдающейся личностью была Клава, которая получила свою кличку после того, как ей на ножку упала садовая скамейка. Ножка была сломана, единственное, что нам могли посоветовать «специалисты», было «свернуть ей шею, чтобы не мучилась», но этот вариант по понятным причинам не подходил, так что на выручку снова пришел папа, и мы на свой страх и риск соорудили Клаве на ножку шину, решив, что хуже точно не будет. Ножка срослась, но уточка так и осталась прихрамывающей.

С этими неугомонными товарищами связано много интересных воспоминаний, но самым забавным, пожалуй, оказалось одно.

Когда импровизированный бассейн убрали, утят стало жалко – плавать они очень любили. И мы стали водить их на речку. Поскольку они были ручными, проблемой предприятие не являлось, зато было развлечением для всей деревни. Потому что впереди шла я (иногда присоединялся папа), неся под мышками либо Болека и Клаву (если шла одна), либо кого-то одного, если не одна (второго, соответственно, нес папа), потому как за общим стадом инвалиды всё же не очень успевали и сильно по этому поводу расстраивались. Ну так вот, предводителем шествия была я с болящими в руках, за мной дружным строем, вытянувшись в идеально прямую линию, маршировали оставшиеся восемь птичек, а замыкала шествие верная Элси. Думаю, понятно, почему каждый вечер деревенские жители караулили нас возле заборов, чтобы понаблюдать за представлением.

Дойдя до «пляжа», вся тусовка, мигом отбросив солидность, с которой топали по деревне, дружно кидалась в воду, а наплававшись вволю, они абсолютно синхронно вылезали и рассаживались в кружок (всегда в кружок!) вокруг меня, о чем-то переговариваясь вполголоса между собой и рассказывая мне о каких-то свои впечатлениях, которых мне, жалкому сухопутному двуногому существу, не суждено было понять, а я в это время рвала им траву (сами они ее рвать отказывались, ели только из рук).

Прогулки традиционно происходили каждый вечер, в шесть. Но однажды из-за отъезда родителей в город (их же нужно было проводить) я этой обязанностью пренебрегла. И спохватилась приблизительно в четверть седьмого, когда обнаружила, что утят-то нигде нет! Вам не передать, в какой панике я носилась по двору, заглядывая во все закоулки и обыскивая все заросли, но птиц как не бывало.

Не знаю, что побудило меня отправиться к речке. Но на полдороге меня начал душить смех. Потому что впереди я увидела картинку, которая до сих пор стоит перед глазами. Утята, выстроившись в привычном боевом порядке, ровной шеренгой, ужасно деловито шагали к реке.

Первым шел самый крупный и самый главный утенок, который периодически оборачивался и говорил (реально говорил!):

- Кря?

Остальные по очереди (!) со второго до идущего последним Боля тут же выкрикивали:

- Кря! – и в свою очередь оборачивались, передавая эстафету следующему. Так и неслось: «Кря?» - «Кря! – Кря! – Кря!...»

Вы можете мне не верить, но клянусь, это была самая настоящая перекличка! :-)

А на некотором отдалении, переваливаясь с бока на бок и растопырив крылышки, с трудом поспевая за нашими спортивного вида утятами, бежал друживший с ними в силу своего одиночества соседский гусенок-подросток, взволнованно причитая:

- Га-га-га-га-га! («Подождите! Подождите! Я с вами!»)

Стоит ли говорить, что я шла следом, согнувшись пополам от хохота?

Tags: животные, мои зверята
Subscribe

  • Мое рабочее психологическое

    Многим из нас не мешало бы поднять самооценку. И сделать это поможет техника Хоопонопоно. Как поднять самооценку: техника Хоопонопоно *** Лето…

  • (no subject)

    Врожденный порок капитализма – неравное распределение благ; врожденное достоинство социализма — равное распределение нищеты. Уинстон Черчилль

  • Еще рабочее

    Все мы люди, а людям свойственно ошибаться. И при дрессировке собак ошибки тоже случаются. Так что ошибаться не страшно и не стыдно! Но важно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments