October 2nd, 2013

мои зверята

Собачье

Элли не спалось. Поэтому она устроила мне побудку в час ночи. Вначале я решила, что ее по недосмотру заперли в зале, и собака рвется на свободу из заточения. Оказалось, дверь вполне себе открыта, но собака при этом пищала.

Потом я предположила, что она хочет на улицу. На улицу собака не хотела. И пить не хотела. Немного хотела есть, но с тем, что в час ночи ее никто кормить не планировал, смирилась легко.

Собака желала любви и ласки. Внезапно, да. В час ночи. И играть. Пришлось немного поиграть. С любовью и лаской было сложнее. Потому что ограниченное время ее не устраивало, и кроме того, в моей комнате она остается только при условии открытой двери, что не слишком устраивает уже меня. Но ради собаки пришлось пойти на жертвы.

В результате пришли к компромиссу. Я оставила дверь открытой и свесила с кровати одну руку, чтобы собака могла об нее тереться, лизаться и себя ею гладить, если захочется.

Но, вообще, это была не очень удачная идея с ее стороны, я считаю. Хорошо, что на работу рано вставать не надо было.

А так – она молодцом еще. И я этому очень рада. Да, уже не очень хорошо слышит, и ступеньки носом нащупывает, если на площадке света нет, а я не сразу догадываюсь ее на руки взять. Но, в целом, ничего. И пусть так будет как можно дольше…