February 4th, 2009

готика, мысли, мистика

К.Лоренц. Оборотная сторона зеркала


Поразительно, что наш немецкий язык, столь чувствительный ко всем глубоким психологическим связям, не смог найти лучшего обозначения для самого активного и прямого, что только есть на свете, чем "субъект"

— participium perfect!, причастие прошедшего времени, да к тому же еще страдательное и среднего рода!

Каким образом получилось, что именно от этого слова "субъект", означающего основу всякого переживания, постижения и знания, произошло прилагательное "субъективный" [subjektiv], объясняемое в Большом словаре Брокгауза как "предубежденный, предрассудочный, зависящий от случайных оценок"? И откуда взялось дополнительное слово "объективный", явно противостоящее этой низкой оценке субъективного, слово, имеющее столь одобрительный смысл в нашем повседневном языке и означающее "дельный"?

***

Неизбежное развитие обусловленного культурой разделения труда неудержимо ведет к возрастающей специализации во всех человеческих занятиях и хуже всего в науке. Процесс этот приводит к тому, что, как говорит старая острота, специалист знает все больше и больше о все меньшем и меньшем и в конечном счете знает все ни о чем.

 

Collapse )